Posted by admin

Суббота и нравственный закон

16. Большинство христиан верят, что:
1. Моральный закон вечен: он никогда не был отменен.
2. Принцип покоя, имеющий свое начало в неделе творения и основанный на отличии шести обычных дней и субботнего дня, — также в своей сущности является вечным и неизменным.
3. Суббота — как особый временный элемент, в смысле седьмой части времени, — является лишь церемониальным и прообразным, а посему лишь временным установлением, поскольку все это исполнено и отменено Христом на кресте.
4. Имеется прямая и неразрывная связь между ветхозаветной субботой, данной при творении и Новозаветным днем Господним, данным при искуплении; при чем, день покоя в честь искупления торжественнее дня покоя в честь творения.
Какого мнения придерживаются Адвентисты седьмого дня в этих четырех пунктах?

Адвентисты седьмого дня вполне согласны с первым пунктом, что моральный закон по своей природе вечен и не может быть отменен.
Мы верим, что эти вечные моральные принципы неизменные и постоянные. Мы также верим, что эти основные принципы находятся в Десятисловии, — в десяти заповедях, или моральном законе.
Мы верим, что моральный закон в своем первоначальном виде хотя и не был написан, находит всестороннее, исчерпывающее выражение в принципах, изложенных Иисусом — любить Бога больше всего и ближних — как самого себя.
Эти главные принципы являются основанием Божьего правления как на небесах, так и на земле.
Мы также верим, что нравственный закон — Десятисловие — указывает на грех: «Законом познается грех» (Рим. 3, 20). «Где нет закона, там нет и преступления» (Рим. 4, 15). «Я не иначе узнал грех, как посредством закона» (Рим. 7, 7). «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие, и грех есть беззаконие» (1Иоан. 3,4).
План спасения был вызван по причине возникновения греха в Едеме, т. е. по причине нарушения божественного закона.
Из-за греха Спаситель умер заместительной, искупительной смертью на Голгофе, чтобы спасти погибающее человечество. Следовательно, моральный закон и Евангелие неразрывно связаны между собой.
Закон указывает на грех; Евангелие — указывает на Искупителя, Который спасает от греха.
Мы также согласны с большей частью второго пункта, что суббота берет свое начало от творческой недели и также — постоянна и вечна.
С выражением «шесть дней и любой один день» — мы не согласны, в чем именно, мы объясним позже.
Исходя из основного протестантского принципа, согласно которому Библия является для всех христиан единственным мерилом их веры и жизни, мы считаем, что утверждение относительно субботы, содержащееся в пункте третьем, а именно: в то время, как нравственное значение субботы, как установления является постоянным, — ее специальный, временный элемент был, якобы лишь церемониальным и преходящим и таким образом прекратился у креста, — мы считаем такое заключение не логичным и противоречивым. Невозможно согласиться с тем, что при творении было подчеркнуто якобы только нравственное значение субботы, а когда и до каких пор ее нужно соблюдать — ничего не сказано.
(Некоторые размышляют о субботе, как установлении, относящемся только к евреям. Настаивающие на таком понятии, заявляют, что изложение Десятисловия во Второзаконии подчеркивает, что суббота была дана исключительно евреям, ибо они были избавлены из рабства.)
Нигде в учении Иисуса мы не находим даже малейшего намека на то, что суббота как седьмой день недели была изменена. Иисус нисколько не сомневался в том, что суббота продолжает оставаться седьмым днем и что этот день по-прежнему необходимо свято соблюдать.

1. ТОЧКИ СОГЛАСИЯ И РАЗЛИЧИЯ
Адвентисты верят, что седьмой день — суббота, которая была создана для человека (Марк. 2, 27), — была дана человеку, т. е. всему человечеству в Едеме, еще задолго до того, как появился еврейский народ.
И суббота соблюдалась во времена патриархов задолго до того, как была специальным образом вверена древнему Израилю после выхода из Египта.
Молчание последней части Бытия относительно соблюдения субботы станет ясным, когда мы будем помнить, что патриархи, вне всякого сомнения, были знакомы с заповедями Божьими. Автор исторических записей Бытия не счел необходимым упоминать об этом в своем сжатом обозрении столетий.
Но Авраам соблюдал заповеди Божьи (Быт. 26, 5) — еврейское слово, употребленное здесь для выражения «заповеди» (повеление — русский перевод), то же самое, которое применено в Десятисловии — в книге Втор. 5, 10. 29 ст. Калиш упоминает об этих заповедях, как о законе, написанном в сердце человека. Авраам знал и соблюдал моральный закон Божий.
Если это так, то не должно ли это включать и субботу? Библейский спутник (Быт. 26, 5) говорит, что Авраам имел обязанности, — чтобы их выполнять; заповеди для послушания; повеления, — чтобы быть признательным; и законы — чтобы следовать по ним.
В период следования по пустыне, Бог испытывал Свой древний народ, будут ли они ходить путем Его заповедей или нет (Исх. 16, 4). Испытание особым образом относилось к субботе. Исх. 16, 1; Исх. 19, 1. Это сравнение показывает, что это событие случилось за несколько недель до провозглашения Десятисловия. Таким образом, можно заключить, что им был известен в общем смысле не только закон Божий, но также специально выделенные заповеди, входившие в него, как становится очевидным из этой ссылки, касающейся субботы. Мы верим, что принципы морального закона были известны человеку прежде падения (при своем творении Адам не был запятнан грехом) (Еккл. 7, 29. Быт. 1, 27). В таком случае моральный закон должен был быть написан в его сердце). И позже заповеди Божьи были вручены в писанном виде в Десятисловии — среди внушающих благоговение сцен Синая — выражены и написаны Самим Богом (Исх. 19, 20; 32, 15, 16). И мы верим, что когда Израиль стал особым Божьим народом Завета, торжественно обещая чтить Его, соблюдая Его заповеди, — десятисловие было дано как основа этого завета.
Однако мы не согласны с утверждением, которое содержится в пункте 4, где речь идет о так называемой «преемственности», связанной с перенесением соблюдения седьмого субботнего дня на первый день недели — как праздник воскресения. По нашему мнению, соблюдение каждого из этих дней имеет свое основание: суббота напоминает нам о покое Творца, а первый день недели о воскресении нашего Господа.
Мы не согласны с мыслью о том, что ветхозаветный седьмой субботний день имел только церемониальное значение или был исполнен и отменен Христом или же седьмой день как таковой вообще был упразднен, как временное условие четвертой заповеди.

Мы не согласны с изменением первоначального, оригинального выражения «шесть дней» и «седьмой день» в четвертой заповеди, отмеченной в книге Исх. 20 гл. — на небиблейское выражение «шесть дней и любой один день», или простое соотношение времени. Для нас такое изменение фразы включает определенное изменение понятия, на которое мы не можем согласиться.
Мы не согласны с предложением, что Господь Иисус Христос перенес соблюдение с последнего дня недели на первый, чтобы указать на превосходство «покоя искупления» над первоначальным «покоем творения». В Св. Писании мы не находим доказательства для поддержки такого взгляда. В пользу нашей точки зрения приводим следующие библейские и исторические доводы.
2. ВЕЧНЫЙ ПАМЯТНИК, НО НЕ ЦЕРЕМОНИАЛЬНОЕ УСТАНОВЛЕНИЕ
Все Адвентисты Седьмого дня верят в буквальный библейский рассказ о творении мира (Быт. 1, 1-2), который завершился седьмым Божьим днем покоя.
Этот седьмой день — суббота, был дан Богом человеку — как вечная память о творении.
Суббота получила благословение и освящение от самого Бога.
Суббота имеет свое начало до грехопадения (Быт. 2 и 3 гл.). Она была дана человеку в память о сотворении мира. Если бы грех не вошел в мир, то все люди продолжали бы соблюдать эту первоначальную субботу.
Бог не создал человека для субботы: «суббота для человека, а не человек для субботы» (Марк. 2, 27). Но после создания человека Бог дал ему субботу как постоянное напоминание и могущественный памятник о силе Творца. Суббота предполагает как телесный, так и духовный покой: ее нельзя толковать ни в каком аллегорическом смысле и нельзя считать временным установлением.
Поскольку суббота была дана при создании мира, еще до грехопадения, — из этого видно, что она была неотъемлемой частью первоначального Божьего намерения о человеке. Следовательно, она не могла иметь церемониального значения, не могла служить тенью будущих благ.
Напротив, она была установлена как памятный день, указывая на то, что уже совершилось, т. е. создание мира и человека.
Соблюдая седьмой субботний день, мы выражаем нашу веру в то, что Христос создал наш мир. Кроме того, мы этим являем нашу любовь, верность и послушание к Нему, как нашему Царю и Создателю. Но тот факт, что Господин субботы так возлюбил нас, что пришел к нам во плоти человеческой и отдал за нас свою жизнь, чтобы спасти нас от гибельной силы греха, — позволяет нам рассматривать субботу как еще более славный день, достойно именуемый днем Господним.
Мы верим, что при Своем воплощении Иисус Христос явился, чтобы открыть совершенный характер, волю и любовь Божью. Кроме того, Он пришел, чтобы исполнить Божий нравственный закон и тем явить Его вечную праведность. В этом смысле совершенное послушание и праведность Христа прежде всего вменяется (посредством оправдания) и затем сообщаются (посредством освящения) всем, которые принимают Его искупительную смерть, совершенную вместо них.
Таким образом было сделано обеспечение для Его совершенного соблюдения субботы, чтобы покрыть все наши грехи в нарушении субботы и в такой же мере нарушение всех других девяти заповедей Десятисловия.
3. ОСНОВНОЕ ОТЛИЧИЕ СУББОТЫ ГОСПОДНЕЙ ОТ ДРУГИХ ЦЕРЕМОНИАЛЬНЫХ СУББОТ
Мы верим, что Богом проведено принципиальное и определенное различие между еженедельными седьмым днем — субботой Господней и семью годовыми церемониальными или обрядовыми субботами земного святилища, к которым относятся: Пасха, Пятидесятница, день Примирения и т. д.
Каждая из этих годовых суббот приходилась на определенный день месяца, а не на определенный день недели. И только они иногда совпадали с седьмым днем недели — субботой Господней.
Мы верим, что эти годовые прообразные субботы с их особым ритуалом жертвоприношений указывали на всеобъемлющую жертву Иисуса Христа как «Агнца Божьего, Который берет на Себя грехи мира» (Иоан. 1, 29). Священное Писание говорит, что Он есть наша Пасха (1Кор. 5, 7). Христос умер в определенный день Пасхи (14 Нисана), который в том году пришелся на пятницу. Его воскресение произошло в день потрясения первого снопа или в день первых плодов (16 Нисана), когда Он как первенец из умерших (1Кор. 15, 20), как Победитель восторжествовал над смертью и могилой.
Эти чудные события служат верным залогом того, что Он принял нас как Своих детей и воскресит нас в последний день.
Эти символические субботы навсегда окончились на кресте, когда все прообразы встретились с действительностью. Но это никак не относится к седьмому дню — субботе, которая никогда не служила прообразом и, следовательно, не могла быть упразднена.
4. СУББОТА НЕ БЫЛА ОТМЕНЕНА ХРИСТОМ
Суббота четвертой заповеди не имела ни церемониального, ни прообразного значения, поэтому и не могла как таковая быть исполненной и отмененной Христом.
Она не была установлена на горе Синай как часть обрядового служения в скинии и не указывала на грядущую искупительную жертву Христа на Голгофе. Напротив, она по-прежнему оставалась памятником творения и, следовательно, указывала на совершенную работу Творца.
Уже в силу самой своей природы суббота не может быть исполнена или отменена до тех пор, пока существует творение, созданное руками Творца.
Иудейские предания, которые затемняли соблюдение субботы, были в самом деле устранены Христом, — не потому что Он исполнил их посредством Своей жертвенной смерти, но только из-за того, что они просто были неавторитетными «преданиями человеческими», которые никогда не имели никакого основания. То были многочисленные дополнительные правила и предписания раввинов, касающиеся соблюдения субботы — настоящее бремя, которое было снято учением Христа.
Но речь ведь идет только о дополнительных правилах, а не о самой субботе! В свое время пророк Исаия пророчествовал о том, что Христос возвеличит и прославит закон (Ис. 42, 21). И Он воистину возвеличил и прославил его! Он возвеличил и прославил субботу, показывая, что она является не тяжелым, обременительным днем, а днем покоя и избавления от бремени греха, и его последствий.
Субботу Он соблюдал в течении всего Своего земного служения и оставил нам пример, как соблюдать ее, показал, что в этот день можно делать добро и исцелять больных.
Кроме Десятисловного нравственного закона, Израиль получил во время своего теократического устройства также гражданские законы. Некоторые из них касались субботы, нарушение которой каралось весьма сурово, иногда даже смертью, как например за собирание дров в субботу (Исх. 31, 14; 35, 2-3; Числ. 15, 32-36). Но с окончанием теократии в Израиле эти гражданские постановления закончили свое существование и больше не имели законной силы.
Адвентисты седьмого дня убеждены, что суббота дана для всего мира и на все времена. Мы твердо верим, что в содержании четвертой заповеди нет ничего церемониального или прообразного.
5. «СЕДЬМОЙ ДЕНЬ» И «СУББОТСТВО»
Рассматривая установление первоначальной субботы, мы не можем не обратить внимания на две характерные особенности, в силу которых она предстает перед нами во-первых, как седьмой день, особо выделенный отрезок времени и во-вторых — как день покоя, отдых от труда.
Как уже было сказано выше, церемониальная система служения была установлена после того, как грех вошел в мир и имела своей целью указать грешникам на грядущего Спасителя. Она должна была утвердить в них веру в Его силу спасти их от греха. Священное Писание никогда не говорит и даже не намекает на то, что первоначальная суббота как седьмой день была церемониальной. Напротив, есть ясное доказательство о том, что суббота как седьмой день не могла быть церемониальной потому, что как таковую ее следовало бы установить после грехопадения, когда появилась нужда в Спасителе.
Самым веским основанием заповеди о субботе служат слова: «И сотворил Господь в шесть дней небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20, 11). Суббота как седьмой день столь же прочно утверждена при творении мира, как и ее нравственная сторона, в силу которой она названа днем покоя.
И наше признание одного фактора должно быть таким же великим, как и другого. Об этом несомненном факте свидетельствует седьмой день недели, дошедший до нас от времени творения (см. Быт. 2, 1-3).

Бог установил субботу в седьмой день самой первой недели на земле, когда происходило творение мира.
Так что суббота как день седьмой и как день покоя — неразрывно связаны с творением. Признавать одну сторону субботы и отрицать другую, не имея ясных свидетельств Священного Писания, — значило бы идти против библейской логики, особенно, если исходить из протестантского взгляда, согласно которому Священное Писание является наивысшим авторитетом для всех христиан.
Ничего церемониального или прообразного не было ни в делах творения, ни в том, что Бог успокоился от дел Своих и ни в том, что Он с этой целью избрал как день покоя седьмой день недели. Таким образом, в Священном Писании нет ни малейшего намека на то, что суббота как седьмой день когда-либо указывала на крест. Только то, что действительно указывало на крест, было упразднено на кресте или посредством креста.
Суббота как день седьмой — к числу таких прообразов не принадлежит.
6. ЛОГИЧЕСКИЕ РАССУЖДЕНИЯ О СУББОТНЕМ ДНЕ
Субботу как седьмой день некоторые рассматривают как явление «временное», — обязательную для соблюдения в ветхозаветное время и только для евреев.
Но если этот довод признать правильным, усматривая в седьмом субботнем дне, в который Бог успокоился от дел своих, явление лишь «временного характера», то невольно напрашивается вывод: покоился ли Он вообще? И почему более преобладающий довод в пользу временного характера субботнего дня заключается в факте, что Бог избрал покоиться в седьмой день творческой недели, чем в факте — покоился ли Он вообще?
Другим спорным вопросом относительно субботы как седьмого дня, является вопрос о том, что соблюдать субботу в седьмой день недели — значит якобы стать законниками. Но спрашивается, каким образом и на каком основании соблюдение субботы как седьмого дня — может сделать нас законниками? Неужели и Сам Бог стал Законником, потому лишь, что вместо первого дня недели решил покоиться в седьмой? А если Бог не был в этом случае законником, то что же говорить о нас, соблюдающих Его повеление? И если на основании соблюдения нами седьмого дня как дня покоя можно считать нас законниками, то разве нельзя считать нас таковыми же, если вместо седьмого дня мы будем соблюдать первый или другой день недели? А в каком месте Библия ясно говорит или намекает, что хранить субботу, т. е. иметь день покоя вообще, значит не иметь ничего общего с законничеством, а вот хранить субботу как седьмой день, т. е. покоиться в этот день — значит быть законником? Возникает прежняя мысль: быть может, Бог имеет в виду подчеркивая церемониальный или прообразный характер субботы поэтому и решил покоиться в седьмой день? Тогда какой логикой можно было бы объяснить тот противоречивый факт, что соблюдение нами субботы носит церемониальный характер, а соблюдение Богом — нет? Иногда утверждают, что главное назначение субботы как дня покоя находится в гармонии с сохранением и развитием жизни.
Но следует ли из этого, что суббота как седьмой день противоречит сохранению и развитию жизни? Суббота как день покоя удерживает человека от работы в один из дней недели, в то время, как суббота — седьмой день конкретно указывает в какой именно день нужно покоиться.
Некоторые указывают также, что суббота как день покоя дана человеку во благо, этим позволяя подразумевать, что покой в седьмой день уже не является для него благом. Но в каком же смысле суббота как день покоя находится в большом противоречии с благом человека, чем, скажем, воскресенье, первый день недели? Трудно и даже невозможно представить себе, чтобы седьмой день при сотворении мира как день покоя в чем-либо противоречил благому намерению Творца.
КРАТКИЕ ВЫВОДЫ.
Мнение о том, что соблюдение седьмого дня недели имеет оттенок законничества, а соблюдение первого дня недели — не имеет, мы считаем неверным. Рассуждения, подобные тем, которые мы привели выше, противоречат здравой логике. Чтобы быть последовательным, необходимо признать божественное установление субботы, седьмого дня недели как дня покоя.
Если же отвергнуть эти два основных фактора, составляющее единое и цельное понятие о субботе, то нравственный принцип субботнего дня остается обоснованным не до конца.
Это нас логически приведет к тому, что десять заповедей покажутся не обязательными и мы будем даже склонны согласиться с мнением римско-католической церкви, согласно которому церковь имеет авторитет и силу изменить десятисловный закон.
7. УТВЕРЖДЕНИЕ «ШЕСТЬ И ОДИН ДЕНЬ» — НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ
Мы не согласны с позицией, подразумеваемой в пункте 2, в вопросе, поставленном в начале этой дискуссии, согласно которой нравственный принцип покоя основан не на соблюдении дня, указанного в Писании, а на различии шести обычных дней и одного любого дня как дня покоя.
Мы считаем, что подобное утверждение носит субъективный характер и не соответствует содержанию четвертой заповеди, равно как и любой другой заповеди Священного Писания.
В этом утверждении есть явное отступление от духа Писания, с чем мы никак не можем согласиться, потому что в основе наших убеждений лежит протестантский принцип — «Библия и только Библия», и требуем библейского доказательства для такого изменения — точно выраженной формулировки и очевидной цели Священного Писания.
И значение принципа «шесть и один день» — или просто один день из семи — по общему признанию несовместимо с моральной сущностью субботы, в то время как предположение о седьмом дне, превращающее его в церемониальное
установление, как мы верим — не имеет основания в Библии и не соответствует логике.
В седьмом дне — субботе нет ничего, что могло бы иметь церемониальное значение в жизни и работе Христа и следовательно, не представляет никакого основания для такого взгляда.
Мы принимаем четвертую заповедь без исправления текста.
8. ВВЕДЕНИЕ СОБЛЮДЕНИЯ ВОСКРЕСЕНЬЯ
Основываясь на исторических данных, мы не согласны прежде всего с мнением — что суббота была перенесена с седьмого дня недели на первый, которые многие называют «днем Господним». Такое название первого дня недели мы впервые встречаем у Климента Александрийского, примерно в конце второго столетия (смотри Мисцелланиес ст. 14).
Первым же церковным писателем, который учил, что Христос перенес празднование субботы на воскресенье был Евсевий Кесарийский (умер в 349 году). Об этом он упоминает в своем «Комментарии к Псалмам», написанном в конце четвертого века (См. Френк Х. Йост. Ранняя христианская суббота. Глава 5. 1947 г).
Празднование воскресенья как церковного праздника в память о воскресении Христа — как дополнение к субботе, а не вместо нее — было введено в Риме приблизительно в середине второго столетия. С тех пор этот обычай все больше и больше распространялся. Так римские христиане вместо того, чтобы совершать по субботам Вечерю Господню, обычно в этот день постились. Но Амвросий, епископ Миланский (375-397 гг) отказался ввести этот обычай в своей епархии (Павлиний — «Жизнь святого Амвросия 38; Послание Августина 36, 14 к Казуланусу; Послание 54. 2 к Джануариусу). Августин, епископ Гиппона (умер в 430 году) заявил, что в то время как церковь в Риме постилась в седьмой день каждую неделю в свое время, этого обычая не придерживались везде в Италии, подчеркивая специальное упоминание об отказе от этого Амвросия в Милане. Далее он прибавил, что преимущественное большинство христианских церквей всего мира, особенно на Востоке, также питали большое уважение к субботе. Он также заявил, что в то время, как некоторые церкви в Северной Африке следовали примеру Рима, придерживаясь поста в субботние дни, — другие отказались поступать так (Послание Августина 36. 14 к Казуланусу; Послание 54, 2 к Джануариусу; и Послание 82 к Иерониму).
Церковный историк Сократ в 430 году по Р. Хр. оставил вам следующее свидетельство: «Почти все церкви по всему миру празднуют святые таинства каждую субботу еженедельно, однако христиане Александрии и Рима, согласно некоторому древнему преданию, отказываются делать это» (Церковная история, ст. 22).
Сократ далее отмечает, что ариане также собирались по субботам и воскресеньям. Его слова подтверждает другой церковный историк Созомен, живший в 5 веке по Р. Хр. (Церковная история, VII. 19). Он пишет: «Христиане Константинополя и некоторых других городов имеют обыкновение собираться в субботу, а также в следующий день.
Но этого обычая не придерживаются ни в Риме, ни в Александрии».
После того, как в 321 году вошел в силу первый гражданский воскресный закон Константина, принуждая воздерживаться от работ и поклоняться в «Достопочтимый день солнца», — он по существу был предназначен, чтобы поддержать и закрепить уже существующее церковное законодательство относительно соблюдения воскресенья — с этого времени и впредь празднование воскресенья стало очень популярным и распространенным по мере проходящих столетий.
Празднование воскресенья в дальнейшем не раз подтверждалось как церковным, так и гражданским законодательством. Во время великого раскола между западной и восточной церквами в 1054 году одним из основных спорных вопросов был римский обычай — поститься в субботу.
Восточные церкви даже в этот поздний исторический период, когда празднование воскресенья стало почти всеобщим церковным праздником, продолжали настолько высоко чтить субботу, что решительно отказывались посвятить этот день посту (Кардинал Гумберт, легат папы Льва IX в Греции — «Против клеветы греков» (См. также Гиббон, «Возвышение и падение Римской империи», гл. 60).
Замена субботы на воскресенье, как об этом свидетельствует история Кельтской церкви, написанная Ланге, происходила постепенно, но нередко сопровождалась кровопролитием и ожесточенной борьбой (Среди Кельтских церквей суббота соблюдалась даже в XI столетии — А. Ланге — История Шотландии. стр. 96. А также Вильям Ф. Скене. Кельтская Шотландия. Т. 2. стр. 349. 1877 г). Для того, чтобы воскресенье могло приобрести такой же авторитет, как и суббота, потребовались целые столетия (В XVII столетии Эдвард Бреревуд в «Трактате о субботе» в 1630 г. На стр. 77 пишет: «Древняя суббота соблюдалась христианами Восточной церкви более трех столетий после смерти Спасителя». Эту же мысль подтвердил и Вильям Думвил два столетия спустя в своем труде: «Суббота: или исследование шести текстов» 1849 г. т. 1. 291 стр: «Прошли столетия христианской эры прежде чем христианская церковь начала соблюдать воскресенье подобно субботе». И историк Лаймен Колеман в труде «Древние христианские примеры», 1852 г. гл. 26, раздел 2 соглашается с этими и многими другими свидетельствами: «Иудейская суббота соблюдалась постоянно в христианской церкви до пятого столетия, но строгость и торжественность постепенно уменьшалась»). И до настоящего времени в Испании, Португалии, Италии, Польше и на некоторых других языках седьмой день недели все еще называется в различной транслитерации древним именем «саббат», т. е. суббота — день покоя.
9. ПРОРОЧЕСТВА ОБ ИЗМЕНЕНИИ СУББОТЫ
Мы, Адвентисты, убеждены в том, что замена субботы произошла вопреки Священному Писанию, исключительно в силу авторитета отступнической Римско-католической церкви, как об этом пророчествовал Даниил в 7 главе, особенно в 24 и 25 стихах (Филипп Меланхтон в пророчестве Даниила 7, 25 заявил: «Он (папский маленький рог) изменил времена и закон.
Это видно из того, что любой из шести рабочих дней, которым Бог не придавал никакой святости, он сделал праздничными днями, а праздничные дни, согласно своему желанию, отменил и сделал рабочими днями, но наиболее ярко это видно при перемене субботы на воскресенье. Они изменили законы Божьи и заменили их своими собственными преданиями, чтобы их соблюдали выше предписаний Божьих». («Толкование книги пр. Даниила» 1545 г. в изложении Джорджа Джоя, 119 стр.).
Беззастенчивое посягательство Рима на авторитет Божий в том, что он дерзнул изменить даже «Десять заповедей» великого нравственного закона, показано в книге Джозефа Фао ди Бруно «Католическая вера» (1884 г.), которая выдержала много изданий и была переведена на многие языки.
На стр. 311-й приведены «десять заповедей Божьих из 20 гл. книги Исход, записанные в краткой форме. Из них третья (а по существу) четвертая гласит: «Помни день субботний, чтобы святить его». Но далее, уже на 312-й стр. идут «Заповеди церкви», из которых первая предписывает: «Церковь повелевает нам соблюдать воскресенье и другие религиозные праздники».
Что это повеление в особом смысле включает замену воскресенья вместо субботы, — видно из объяснения выражения «Апостольские и церковные предания», встречающееся в авторитетном «Символе веры Пия IV», который был издан при окончании Тридентского собора: «Апостольские и церковные предания» — я почитаю за откровение истины все то, чему учит святая католическая церковь, основываясь на апостольских учениях, если даже писанное Слово Божье о них только намекает или вовсе ничего не говорит, как например в том случае, когда речь идет о соблюдении воскресенья вместо субботы» (Там же, 251 стр.).
Ничто не может быть высказано более ясно, или более смело.
Если, как уже было отмечено, седьмой субботний день продолжал соблюдаться в некоторых странах еще многие столетия после креста, то праздник воскресенья постепенно становился равным субботе и даже превзошел ее. Уже на Лаодикийском соборе большинство священнослужителей предало анафеме тех, кто продолжал соблюдать седьмой день и предписало всем праздновать воскресенье.
ПРИМЕЧАНИЕ: «29 канон Лаодикийского собора, цитированный Хефеле (История соборов церкви 1896 г. т. 2. 315 стр.) звучит следующим образом: «Христиане не должны иудействовать и праздновать субботу, но работать в этот день. Но день Господень они должны почитать особенным образом и будучи христианами, по возможности воздерживаться от работ в этот день. Если же они будут продолжать иудействовать, — да будут отлучены от Христа».
Даже в XVII столетии Вильям Принни в Британии (Краткая полемическая диссертация относительно истинного времени начала и определения дня Господня — субботы» 1655 год. стр. 33. 44), — подтверждает вышеприведенный факт: «Христос, апостолы и первые христиане торжественно соблюдали седьмой день — субботу до тех пор, пока Лаодикийский собор совершенно отменил его соблюдение». «Лаодикийский собор первым изложил соблюдение дня Господня, т. е. воскресенья».
Три столетия спустя Римо-католические катехизисы все еще утверждали взгляд, что этот собор был поворотным пунктом.
Так Петер Гейерманн в труде: «Катехизис обращенного в католическую веру» (1910 г. стр. 50), чей труд получил апостольское благословение Пия X, 25 января 1910 г. дал следующий ответ на вопросы:
Вопрос: «Какой день суббота?»
Ответ: «Суббота — седьмой день».
Вопрос: «Почему мы вместо субботы соблюдаем воскресенье?»
Ответ: «Мы соблюдаем воскресенье вместо субботы, ибо католическая церковь на Лаодикийском соборе (336 г) перенесла торжественность соблюдения субботы на воскресенье». Некоторые переносят эту переходную дату как раз до Никейского собора (325 г); другие — после Константинопольского собора (381 г). Большинство древних авторов останавливаются на 364 году.
Каноны, касающиеся субботы — воскресенья, выработанные на этом Восточном соборе, были включены в каноны Вселенского Халкидонского собора в 451 г. и таким образом получили законную силу для всей церкви.
Затем, в следующем столетии Юстиниан включил каноны первых четырех Вселенских соборов (включая Халкидонский и 29 канон Лаодикийского собора), в свой известный Кодекс (Корпус Диурис Цивилис), где были отражены нарушения и соответствующие гражданские наказания.
Этот кодекс оставался наиболее авторитетным законом в Европе на протяжении всех средних веков, до тех пор, пока в некоторых государствах не произошли перемены в связи с принятием протестантизма и парламенты не провозгласили декрет о терпимости вероисповедания. Впоследствии, после французской революции, в конце 18 века этот «Кодекс Юстиниана» сменился «Кодексом Наполеона».
Мы, Адвентисты седьмого дня (как по всей вероятности и многие другие протестантские общества) отрицаем законность такого изменения субботы, на что претендуют римские католики и которые признают видные протестантские богословы. Мы верим, что седьмой день остается неизменным памятником первоначального Божественного творенья; и кроме того, верующий во Христа, возрожденный свыше, оставивший грех и вошедший в духовный покой, — может соблюдать субботу как знак своего духовного восстановления. Поэтому мы отказываемся признавать, почитать и быть послушными тому, что согласно нашему убеждению, является папской заменой вместо неизменной Божьей субботы. Принимая Библию как единственное правило нашей веры и жизни и не находя в Библии основания для такого изменения, — мы отказываемся следовать тому, что согласно нашему взгляду, является преданиями и «заповедями человеческими».
В то время как католики взяли на себя ответственность за изменение субботы, выдающиеся протестанты — начиная от Реформации и в последующее время — соглашаются, что изменение не имеет авторитета в Св. Писании и не является апостольским актом, но человеческим церковным постановлением.
К примеру: в Аусбургском символе веры (1530 г.) в статье 28 мы читаем следующее:
«Они (т. е. католики) признают, что замена субботы днем Господним противоречит Десятисловию. Но ни о каком другом вопросе они так более охотно не распространяются, как об этой замене.
Как велика должна быть власть церкви, если она освободила людей от десяти заповедей!» (Филипп Шафф «Символы веры христианского мира». Т. 3. 64)).
Немецкий церковный историк Йоган Август Неандер в «Истории христианской религии и церкви» (1831 г. т. 1. 186) утверждает:
«Праздник воскресенья, подобно всем другим праздникам, всегда был лишь человеческим постановлением.
Апостолы были далеки от намерения учредить божественное повеление в этом отношении и в такой же мере этого не сделала ранняя апостольская церковь — чтобы перенести предписания закона с субботы на воскресенье».
Английский конгрегационалист Роберт Дейл в своем труде «Десять заповедей» (1891 г.) на стр. 100 пишет: «Суббота была основана на специальном божественном повелении. Мы не в состоянии привести такое повеление для соблюдения воскресенья».
Представитель англиканской церкви доктор Исаак Вильямс в «Простых проповедях, касающихся катехизиса» (1882 г.) Т. 1. стр. 336, признает: «Причины, почему мы соблюдаем как святой, — первый день недели вместо седьмого, — те же самые, из-за которых мы соблюдаем многие другие праздники: не согласно Библии, но согласно предписаний церкви».
Американский конгрегационалист Лейман Аббот в журнале «Христианский союз» за 26 июня 1890 года, заявил:
«Распространенное мнение о том, что Христос и апостолы заменили седьмой день первым днем недели, — не имеет в Новом Завете никакого подтверждения».
В труде англиканского священника Дина Ф. В. Фаррара: «Голос из Синая» (1892 год) стр. 167, сказано: «Христианская церковь постепенно и почти незаметно без всяких постановлений перенесла один день покоя на другой».
Англиканский священник Эйтон из Вестминстера в «Десяти заповедях» (1894 г. стр. 62) добавляет: «В Новом Завете нет ни одного слова и даже намека о том, что в воскресный день необходимо воздерживаться от труда». Шуммербел в своем труде «История христианства» на стр. 418 утверждает: «Она (т. е. Римско-католическая церковь) извратила четвертую заповедь тем, что устранила субботу согласно Божьему Слову и вместо нее установила воскресенье как святой день».
И государственный деятель Вильям Гладстон (бывший четыре раза премьер министром Великобритании) в своей книге «Более поздние факты» на стр. 342 заметил: Седьмой день недели потерял силу как религиозный день, который необходимо соблюдать. Его исключительное право было перенесено на первый день недели без какого-бы то ни было прямого указания в Священном Писании».
10. СУББОТА ИЗМЕНЕНА В СИЛУ АВТОРИТЕТА РИМСКОЙ ЦЕРКВИ
Официальный ответ папства протестантизму был дан на Тридентском соборе (1545-1563 гг.). В нем было сформулировано хорошо продуманное окончательное отвержение и осуждение учения реформаторов о неограниченности авторитета Священного Писания и содержащихся в нем истин.
Речь фактически идет о том, чтобы предание приравнять к Священному Писанию как мерилу веры и даже поставить выше него.
В 17 заседании собора кардинал Каспер Дель — Фоссо, архиепископ из Регии, 18 января 1562 года утверждал о том, что предание есть результат непрерывного божественного вдохновения, присущего католической церкви.
Он сослался на давно совершившуюся замену субботы воскресным днем, как на веское доказательство божественного авторитета Римской церкви.
Он заявил, что эта замена, которую признают протестанты, была осуществлена не по повелению Христа, а исключительно в силу авторитета католической церкви.
Его речь определила решение всего Тридентского собора. С тех пор католики указывают на замену субботы воскресеньем, как на доказательство того, что церковь имеет власть изменить даже Десятисловный закон.
(См. «Католическая вера», 250-254 стр. 1884 г. автор Иосиф Фаа ди Бруно, и «Каноны и декреты Тридентского собора» 1937 г. автор Генри Шредер).
11. ПОЧЕМУ МЫ СОБЛЮДАЕМ СУББОТУ?
Мы убеждены, что необдуманно следуя хитрому постановлению Тридентского собора в субботнем вопросе, протестанты находятся на опасном пути.
В этом постановлении отмечен вечный, нравственный принцип субботы и в то же время подчеркнут временный церемониальный характер — как определенного дня покоя.
Далее в нем говорится: поскольку седьмой день был для иудеев ветхозаветного периода лишь временным установлением, то католическая «мать — церковь», наделенная всей полнотой власти, авторитета и предвидения, будучи поставлена стражем и непогрешимым толкователем истины и предания, — перенесла празднование седьмого дня недели, как дня покоя, на первый день. (Донован. Катехизис Тридентского собора. 1867 г. стр. 340, 342; См. также Лаббо и Коссарт — Сакросанкта Консилиа; Фра Паоло Сапри — «История Тридентского собора» т. 2; Х. Д. Хольцман — «Канон и предание»; Т. А. Буклей — «История Тридентского собора» и т. д.). Чтобы это постановление имело законную силу в большинстве римско-католических катехизисов заповедь о субботе приводится в сокращенном виде, «Помни день субботний, чтобы святить его». (См. «Катехизис» Бутлера стр. 28).
А в различных местных катехизисах заповедь о субботе в действительности читается следующим образом, «Помни, что ты должен соблюдать праздники» или «празднества», вместо: «Помни, день субботний, чтобы святить его».
Римская церковь упрекает протестантов, оспаривая искренность их убеждений, которые, признавая Библию единственным правилом веры и жизни, в действительности принимают авторитет и следуют примеру католического предания.
ПРИМЕЧАНИЕ: «Так французский прелат Лоиз де Сегур в книге «Откровенный разговор о современном протестантизме», (1868 г. стр. 213), с разрешения Иоганна Иозефуса, заявил: «Именно католическая церковь авторитетом Иисуса Христа перенесла этот отдых на воскресенье, в память о воскресении нашего Господа.
Таким образом, соблюдение воскресенья протестантами является данью, которую они платят, вопреки своим заверениям, — автору церкви».
«Католическое зеркало» — официальный орган Иакова, кардинала Гиббона (23 сентября 1893 г) в серии из четырех статей подобным образом утверждал: «Католическая церковь за 1000 лет до возникновения протестантов в силу своей божественной миссии изменила субботу на воскресенье. Протестантский мир при своем рождении нашел празднование воскресенья уже сильно укоренившимся, чтобы противостоять его существованию; он молчаливо согласился с таким положением, тем самым показывая, что молчаливое согласие продолжается уже более 300 лет.
Воскресенье является именно тем днем, который установила католическая церковь, как супруга Святого Духа, без единого возражения со стороны протестантского мира».
Мы же, Адвентисты седьмого дня, напротив, верим, что Иисус Христос, будучи Творцом всего сущего (Иоан. 1, 3. 10; 1Кор. 8, 6) и Господином субботы, будучи «вчера и сегодня и во веки тот же», ни в чем не изменил заповедь о субботе и не дал Своим последователям повеления изменять ее. Поэтому мы убеждены: до тех пор, пока отмена субботы не имеет печати божественного авторитета и не подтверждается Св. Писанием, мы должны свято помнить и соблюдать седьмой субботний день как день покоя, установленный Самим Богом от начала творения.
Мы верим без всяких оговорок, что суббота является памятником действительного исторического события — завершения творения и покоя Творца во особый седьмой день в конце творческой недели. Мы говорим это со смирением и скромностью; но мы верим, что никто — никакая личность или группа людей, никакая власть на земле, — не может изменить памятный, исторический факт, что Бог покоился в седьмой день творческой недели и заповедал человечеству Свой день покоя, как постоянный памятник — напоминатель о завершенной работе, который никогда до сих пор и в будущем — не будет отменен! И кроме того, мы верим, что суббота навсегда останется памятником Божьей созидательной силы и праведности (Ис. 66, 22. 23). Она всегда будет напоминать нам о Его справедливом божественном правлении и чудном плане искупления и восстановления человека чрез чудеса Его благодати.