Posted by admin

9. Правда ли, что Адвентисты седьмого дня признают произведения Елены Уайт наравне с Библией и ставят ее в один ряд с такими пророками как Исаия, Иеремия, Иезекииль и Даниил? Является ли ее истолкование библейских пророчеств заключительным авторитетом? Является ли согласие с ее трудами условием членства в церкви Адвентистов седьмого дня?

Какую бы цель ни преследовали эти вопросы, мы даем на них следующие ответы, которые более подробно будут изложены в этой главе:
1. Мы не рассматриваем труды Елены Уайт как дополнение к канону Священного Писания.
2. Мы не считаем, что труды Елены Уайт, подобно Библии, имеют универсальное применение, но они особенным образом предназначены для церкви Адвентистов седьмого дня.
3. Мы не ставим их наравне со Священным Писанием, которое только одно является мерилом для определения всякого другого произведения.
По убеждению Адвентистов седьмого дня, канон Священного Писания закончился книгой Откровение. Мы держимся того мнения, что все произведения и учения, из какого бы источника они не исходили, должны проверяться Библией и подчиняться ей, которая лишь одна является источником и образцом христианской веры.
Мы проверяем произведения Елены Уайт посредством Библии, но ни в коем случае не проверяем Библию ее произведениями.
В своей первой книге в 1851 году она сказала о Библии следующее: «Я советую тебе, дорогой читатель, исследовать Слово Божье, которое является мерилом нашей веры и жизни. Согласно этому Слову мы будем судимы». (Ранние произведения, 78 стр.).
Впоследствии она писала: «Дух не был дан и никогда не может быть дан для того, чтобы устранить Библию. Писание ясно говорит, что Слово Божье является мерилом, которым проверяется всякое учение и опыт» (ВБ. Введение, стр. VII).
Выступая в последний раз перед большим собранием делегатов — Адвентистов седьмого дня, приехавших на Генеральную Конференцию в город Вашингтон в 1909 году, сестра Уайт, будучи уже в преклонном возрасте, дрожащими руками подняла Библию и сказала: «Братья и сестры! Я советую вам всегда читать эту книгу». Так она относилась к Библии в течение всей своей жизни: ценила ее больше и выше всех других книг, считая ее основанием нашей веры.
Мы никогда не ставили Елену Уайт в один ряд с писателями канонических книг Библии.
Тем не менее, помимо избранных писателей канонических книг Священного Писания, Бог употребил ряд пророков или вестников, которые были современниками писателей обоих Заветов, но их высказывания никогда не были частью Библейского канона. Эти пророки или вестники были призваны Богом, чтобы передать древнему народу Господню слова ободрения, совета и увещания. В их число входят такие пророки как Нафан, Гад, Еман, Асаф, Шемаия, Азария, Елиезер, Ахия, Адда, Овид, — в Ветхом Завете и Симеон, Иоанн Креститель, Агав и Сила — в Новом Завете.
В это число входили также и такие женщины, как Мариам, Девора и Алдама, которые почитались пророками в древнее время и такие как Анна, жившая во дни Христа и четыре дочери Филиппа «пророчествующие» (Деян. 21, 9). Вести, исходившие из уст этих пророков, принадлежали Тому же Богу, говорившему через пророков, изречения которых вошли в состав канонических книг Священного Писания.
И то, что некоторые из этих пророков не только говорили, но и писали свои вдохновенные вести, явствует из самого Писания: «Дела царя Давида, первые и последние, записаны в записях Самуила провидца и в записях Нафана пророка и в записях Гада прозорливца». (1Пар. 29, 29).
«Прочие деяния Соломоновы, первые и последние, описаны в записях Нафана пророка и в пророчестве Ахии Силомлянина и в видениях прозорливца Иоиля о Иеровоаме, сыне Наватовом». (2Пар. 9, 29).
К этой последней категории вестников мы относим Елену Уайт. Адвентисты седьмого дня признают в ней дар пророчества, хотя она сама никогда не называла и не смела считать себя пророчицей.
В 1906 году она выступила по поводу этого со своими разъяснениями и те члены церкви, которые верили, что она имеет призвание пророка, были немало удивлены ее словами, которые мы приводим ниже: «Некоторые смутились, когда узнали, что я не претендую на положение пророка. В моей молодости меня часто спрашивали: «Ты пророк?» Я всегда отвечала, что я вестница Господня.
Я знала, что многие называли меня так, но сама не претендовала на это звание. Почему я не претендовала на это? — Потому что в эти последние дни, многие, уверявшие, что они пророки, фактически послужили к поношению дела Христова и потому еще, что моя работа заключает в себе немного больше того, что означает слово «пророк». Я никогда не претендовала на то, чтобы называться пророчицей. Если другие называли меня этим именем, я не спорила с ними. Моя работа охватывает такой широкий круг занятий, что я не могу иначе называть себя, как только вестницей». («Ревью», 26 июля 1906 года).
В ее произведениях Адвентисты седьмого дня находят советы и наставления о том, как вести христианскую жизнь и как совершать евангельскую работу. Все они написаны под действием Святого Духа.

Под действием Святого Духа ею также написана обширная история народа Божьего, начинающаяся от сотворения мира и простирающаяся вплоть до установления царства Божьего.
Но особое внимание она уделяет заключительным сценам истории нашего мира.
Эта часть ее произведений, которую можно было бы назвать пророчеством, фактически составляет малую часть ее трудов.
И даже те ее описания, которые связаны с грядущими событиями, представляют собой только более детальное разъяснение ясного библейского пророчества.
Важно заметить, что во всех ее советах или «Свидетельствах», внимание читателя постоянно направляется на авторитет Слова Божьего, как единственного основания веры и учения.
В предисловии к одной из своих книг она выдвинула важный принцип следующего содержания: «В своем Слове Бог передал людям познания, необходимые для их спасения. Священное Писание необходимо принять как авторитетное и безошибочное откровение Его воли. Оно является мерилом характера, источником учения и испытанием опытов. «Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2Тим. 3, 16-17).
Но несмотря на то, что воля Божья открыта людям в Его Слове, нужда в постоянном присутствии и руководстве Святого духа не уменьшилась. Напротив, Сам Спаситель обещал послать Святого Духа Своим последователям с тем, чтобы просветить их и наставить на всякую истину.
Поскольку же Библия писалась под действием Святого Духа, невозможно, чтобы учение Духа в чем-либо противоречило Библии» (ВБ. Предисловие, стр. VII).
Хотя Адвентисты очень уважают труды Уайт, все же они не являются источником наших толкований. Мы основываем наше учение на Священном Писании, единственном основании всякого истинного христианского учения. Однако мы верим, что Дух Святой открыл ее уму важные события и призвал ее дать определенные указания для этих последних дней.
И поскольку эти указания, согласно нашему пониманию, находятся в согласии со Словом Божьим, с тем Словом, которое только одно может умудрить нас ко спасению, наша церковная организация принимает эти указания, как вдохновенные советы от Господа. Но мы никогда не делали их равными Писанию, в чем некоторые ложно обвиняют нас. Сама сестра Уайт ясно сказала об отношении своих произведений к Библии:
«Мало внимания обращается на Библию и Господь дал меньший свет, чтобы вести мужей и жен к большему свету». (Ревью 20 января 1903 года).
Через данные свидетельства Господь имеет в Своем намерении послать нам предостережение, обличение и совет, а также запечатлеть в нашем сознании важное значение истины Его божественного Слова» (СЦ. 5. 665).
Адвентисты Седьмого дня признают, что составление канонических книг Священного Писания завершилось примерно 2000 лет тому назад и что с тех пор ничего не было добавлено к этому собранию Священных книг. Вместе с тем мы верим, что Дух Божий, под действием которого написано Слово Божье или Библия, обещал явить Себя церкви посредством различных даров Духа. Говоря о случившемся в Пятидесятницу, в тот памятный день, когда на учеников был излит Святой Дух, — апостол Петр приводит пророчество Иоиля в подтверждение того, что сказанное некогда о действии Духа исполнилось в этот памятный день.
И апостол Павел также, говоря о различных дарах, которыми Бог наделил церковь, свидетельствует: «И Он поставил одних апостолами и учителями, других пророками, иных евангелистами, иных пастырями и учителями к совершению святых на дело служения, для созидания тела Христова» (Ефес. 4, 11. 12).
И до каких пор все эти дары должны проявляться в церкви? «Доколе все придем в единство веры и познания Сына Божьего, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова: дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения». (Ефес. 4, 13-14).
Пока дух зла будет применять к детям Божьим хитрое искусство обольщения, до тех пор церковь будет нуждаться в выше названных. Больше того, по словам апостола, церковь, ожидающая пришествия Иисуса не будет иметь недостатка ни в каком даровании, чтобы быть непорочной в день нашего Господа Иисуса Христа. (1Кор. 1, 7-8).
Дары Духа, по нашему убеждению, не могут заменить собой Слова Божьего. Наоборот, принятие Слова Божьего приведет народ Божий к признанию и принятию проявлений Духа. Конечно, такие проявления будут в полном согласии со словами Божьими. Нам известно мнение некоторых христиан, что дары Духа прекратились с периодом первой апостольской церкви. Но Адвентисты седьмого дня верят, что окончание канона Священного Писания нисколько не говорит о том, что небо прекратило свое общение с людьми посредством даров Святого Духа. (Смотри книгу: «Пребывающий дар пророчества» А. Г. Даниельса). Напротив, с помощью Своего Духа Христос руководит Своим народом, наставляя и укрепляя его, особенно в эти последние, опасные дни истории мира.
Эту важную работу, как уже было сказано совершает Дух Христа или Святой Дух.
Это Он «разделяет» дары Духа каждому особо, как Ему угодно (1Кор. 12, 11). Все это Божья работа и только Бог и никто другой управляет распределением даров Святого Духа среди верующих, зная кому и сколько уделить. Одних Он призывает здесь, других — там, делая их хранителями и носителями особых духовных даров. Одного Он призывает быть апостолом, другого — евангелистом, третьего — пастырем или учителем, а иному дает дар пророчества.
Согласно нашему пониманию, все эти дары будут проявлены в церкви, «ожидающей явления Господа». (1Кор. 1, 7). На основании толкования библейского пророчества, мы приходим к убеждению, что составляющие остаток народа Божьего в последние дни истории церкви, испытают на себе всю ярость дракона, который выйдет, чтобы вступить в брань с «соблюдающими заповеди Божьи и имеющими Свидетельство Иисуса Христа». (Откр. 12, 17). На вопрос о том, что есть «Свидетельство Иисуса», мы находим ясный ответ в словах ангела из Откр. 19, 10. Он говорит Иоанну: «Свидетельство Иисусово есть дух пророчества».
Комментируя этот стих, Джеймс Моффат говорит: «Ибо Свидетельство Иисуса, есть Дух пророчества». Это особенным образом определяет тех, кто имеет Свидетельство Иисусово, как исходящее от Духа пророчества. Свидетельство Иисуса практически равнозначно, что весть передает Сам Иисус.
Именно Иисус вдохновляет пророков-христиан». (Толкование греч. Нового завета, т. 5. 465).
Дух пророчества тесно связан с даром пророчества: первый диктует мысли пророчества, второй — выражает их в словах.
Они идут рядом и неразрывно связаны друг с другом.
Дар пророчества есть проявление Духа в том, кого Он избирает соответственно своему благому плану и намерению. Адвентисты седьмого дня верят, что такой дар был проявлен в жизни и служении Елены Уайт.
Таким образом, кратко говоря, Адвентисты понимают произведения Елены Уайт.
Последние были по ее собственному выражению в течение целых 100 лет «меньшим светом», ведущим искренних мужчин и женщин к «большему свету».
Отвечая на последнюю часть вопроса относительно церковного членства, мы хотели бы сказать, что хотя мы и почитаем труды Елены Уайт и ожидаем, что все присоединяющиеся к церкви, примут учение о духовных дарах, как это проявилось в ее служении, тем не менее мы не ставим принятие ее трудов как вопрос церковной дисциплины. Она сама очень ясно заявляла об этом. Говоря о тех, кто не мог полностью понять этот дар, она сказала: «Таковые не должны быть лишены преимуществ и прав членов церкви, если во всем остальном их христианское поведение верно и они сформировали добрый христианский характер». (СЦ. 1. 328).
Д. Н. Эндрюс, один из пионеров Адвентистского движения, в 1870 году писал такие слова:
«Мы не ставим эти дары камнем испытания для мира, равно как и не делаем их мерилом христианского характера для инаковерующих, стремящихся ходить в страхе Божьем». («Ревью», 15 февраля 1870 года).
Джеймс Уайт, трижды избиравшийся председателем Генеральной Конференции, ясно свидетельствует о том, что Адвентисты верят в призвание сестры Уайт, что «Бог призвал ее совершить особую работу в настоящее время среди Своего народа. Но они, однако, не ставят веру в эту работу условием христианского членства» (Ревью 13 июня 1871 года. стр. 205).
На протяжении всей нашей истории мы всегда так подходили к вопросу о Духе пророчества. Однако если кто-нибудь из членов нашей церкви терял доверие к этим советам и возбуждал вражду среди верующих, мы сохраняли за собою право исключить последнего из организации. Но это действие принималось не потому, что кто-то потерял доверие к этим трудам, но скорее потому, что разочаровавшийся и недовольный возбуждал споры среди верующих.
«Если брат или сестра имели возможность убедиться в том, что эта работа от Бога и все же поддерживают руки тех, кто ведет против нас борьбу, — наш народ имеет право исключить таковых из церкви». (Там же.)
Ф. М. Вилькокс, бывший 35 лет издателем нашего журнала «Ревью энд Геральд», пишет: «В практике церкви не было обыкновения исключать из членов того, кто не признавал учения о духовных дарах. Член церкви не должен быть лишен членства из-за своей неспособности ясно понять учение о духовных дарах и связи этих даров с движением второго пришествия» (Свидетельство Иисуса 141-143 стр.).
Эти высказывания отражают наше постоянное отношение к этому вопросу во все прошлые годы и сегодня наша позиция остается все той же.