Posted by admin

14. Согласно распространенному мнению, Адвентисты седьмого дня учат тому, что человек получает спасение посредством благодати Божьей и дел закона.

В какой мере это соответствует действительному понятию Адвентистов об отношении благодати к закону и человеческим делам? Не подчеркивает ли Елена Уайт необходимость добрых дел и послушания более, чем обилие спасающей благодати Божьей? К сожалению, многие неправильно понимают наше учение о благодати, законе и делах, а также об их взаимоотношении. Согласно учения Адвентистов седьмого дня, — нет и не может быть спасения от дел закона, — спасение возможно только через спасительную благодать Божью.
Этот принцип является для нас основополагающим. Выдающаяся роль благодати Божьей подчеркивается как в Ветхом, так и в Новом Завете, но в Новом Завете эта чудная истина о благодати достигает своего полного развития и раскрывается во всем своем значении.

I. ПРЕВОСХОДЯЩАЯ БЛАГОДАТЬ В НОВОМ ЗАВЕТЕ
Слово «благодать» по-гречески «чарис» в Новом Завете встречается около 150 раз.
Это важное слово апостол Павел употреблял более всех других новозаветных писателей, — оно встречается в его посланиях почти 100 раз.
Его близкий сотрудник, евангелист Лука, использовал это слово в своем Евангелии и в книге Деяния апостолов — 25 раз; таким образом эти два мужа в общем применили в своих трудах 5/6 из всех новозаветных высказываний о благодати. Слово «благодать» не было придумано апостолами. Оно уже встречалось как широко распространенное слово в «Септуагинте» в классической, а несколько позднее и в греческой литературе.
Впрочем, в Новом Завете слово «благодать» нередко приобретает особый оттенок или значение, какого не встретим ни в каком другом произведении литературы.
В Новом Завете «благодать» изображается как сугубо божественное свойство.
Новозаветные писатели говорят о «благодати Бога нашего» (Иуды 4); о «благодати Христа» (Гал. 1, 6); и о «благодати Господа нашего Иисуса Христа» (Гал. 6, 18). Подобные выражения, обычно связанные с пожеланиями и приветствиями, встречаются в начале и конце апостольских посланий. Мы находим их в начале обоих посланий Петра, а также во всех 14 посланиях апостола Павла.
В конце же этих посланий они звучат как духовное наставление и ободрение верующим.
Кроме того, эта божественная благодать представлена целым рядом прилагательных и наречий. Она называется «истинной благодатью Бога» (1Петр. 5:12); «обильной благодатью» (2Кор. 4,15); «многоразличной благодатью Божьей» (1Петр. 4, 10; «достаточной благодатью Божьей» (2Кор. 12, 9); «преизбыточествующей. благодатью Божьей» (2Кор. 9, 14). Встречаются также выражения: «благодать на благодать» (Иоан. 1, 16); и ссылка на Иисуса Христа нашего Господа, как Личность «полную благодати и истины» (Иоан. 1, 14. 17). Благодать также является даром Божьим (Рим. 5, 15. 18).
II. БИБЛЕЙСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ БЛАГОДАТИ
Отличительное свойство «благодати», которое приписывается ей в Новом Завете, особенно в посланиях апостола Павла, — это свойство обильной, спасающей любви Божьей по отношению к грешникам, которая явлена в Иисусе Христе. Очевидно, поскольку все люди согрешили и лишены славы Божьей (Рим. 3, 23), — грешный человек совершенно не заслуживает такой благосклонности и милосердия со стороны Бога.
Люди живут в ненависти и противлении по отношению к Богу (Рим. 1, 21. 31, 32), они извратили Его истину (ст. 18. 25), предпочли поклонение четвероногим и пресмыкающимся (23), осквернили Его образ в своих собственных телах (24-27 ст.), хулят Его имя (Рим. 2, 24) и презирают Бога, несмотря на Его терпение и долготерпение (Рим. 2, 4). В конце концов они даже убили Его Сына, посланного для их спасения (Деян. 7, 52). Все же Бог продолжает относиться к человеку с любовью и добротой, чтобы проявление Его благости могло привести их к покаянию (Рим. 2, 4).
Это и есть благодать Божья в ее особом новозаветном значении. Это безграничная, всеобъемлющая и преобразующая любовь Божья к грешным людям. А Евангелие об этой благодати, явленное в Иисусе Христе, есть «сила Божья ко спасению всякому верующему» (Рим. 1, 16). Это не просто милость Божья и готовность прощать, но благодать представляет из себя активную, пробуждающую и преобразующую силу в деле спасения. Таким образом, благодать может наполнить личность (Иоан. 1, 14); она дается человеку (Рим. 12, 3. 6); в достаточной мере (2Кор. 12, 9); Рим. 5, 20), она воцаряется (Рим. 5, 21), она научает (Титу. 2, 11, 12), она укрепляет сердца (Евр. 13, 9). В некоторых случаях «благодать» кажется почти равнозначной «Евангелию» (Кол. 1, 6) и действию Бога вообще (Деян. 11, 23; 1Петр. 5, 12). По этому поводу Елена Уайт писала: «Божественная благодать является великим элементом спасающей силы» (Служ. Еванг. 70 стр.).
«Христос отдал Свою жизнь ради того, чтобы воссоздать в человеке утраченный образ Божий. Сила Его божественной благодати соединяет людей в их послушании истине» (СРУУ 249 стр).
«Благодать Божья» весьма точно названа «любовью Божьей», но не столько в обычном, как в особенном смысле этого слова, как любовь целеустремленная. Благодать — это любовь Божья, постоянно движущаяся не вверх и не куда-либо в сторону, а вниз, нисходящая на все творения. Благодать — это чудесная божественная милость и незаслуженная благосклонность, которая течет от великого любящего сердца Бога.
А еще точнее — это есть Его божественная любовь, нисходящая с неба на недостойных грешников этой земли.
Не заслуживая ничего, кроме гнева Божьего, мы становимся посредством этой чудной благодати причастниками божественной любви, которой мы совершенно недостойны.
III. ЕЛЕНА УАЙТ О ПРЕВОСХОДСТВЕ БЛАГОДАТИ
Те, кто превратно понимает учение Елены Уайт о взаимоотношении благодати, закона и дел, — пусть прочтут ее высказывания, написанные в 1905 году.
Ее труды находятся в полном согласии со Св. Писанием, в такой же мере как и со здравым историческим богословием.
«Благодать — суть свойство Божье, проявляемое незаслуженно к человеческим существам.
Не мы искали ее, но она была послана, чтобы найти нас.
Бог радуется, даруя нам Свою благодать, не потому что мы достойны, но потому, что мы совершенно недостойны. Наша единственная претензия на Его милость — наша великая нужда». (Служение исцеления 161 стр.). Более того, тот же автор прибавляет, что все, чем мы наслаждаемся, — бесчисленными благословениями спасения, — все это нисходит к нам через благодать Божью.
Таким образом: «Мы всем обязаны благодати, свободно изливаемой благодати, благодати — превосходящей всякий дар. Благодать в завете Божьем — предопределила наше принятие. Благодать в Спасителе — содействовала нашему искуплению, нашему возрождению, и нашему усыновлению, — чтобы быть наследниками со Христом» (СЦ. 6. 268).
В таком же духе говорят о благодати Божьей и многие известные богословы. Так Чарльз Годж, бывший профессор систематического богословия Пристонской теологической семинарии, пишет: «Слово «благодать» (по-гречески «чарис»). означает благоволение или доброе чувство; другими словами, любовь, проявленную и проявляемую по отношению к низшему, зависимому и недостойному творению, каким является человек.
Она есть наивысшее свойство божественного естества, проявление которого является величественной целью всего плана спасения. Бог пробудил нас от духовной смерти «и посадил на небесах во Христе Иисусе, дабы явить в грядущих веках, преизобильное богатство Своей благодати» (Ефес. 2, 6-7). Поэтому часто утверждают, что спасение — от благодати. Евангелие — это благодать в действии или действенная благодать. Все ее благословления человек получает даром.
Эта благодать или незаслуженная любовь Божья обильно проявляется в каждый момент осуществления великого плана спасения. Ничто не дано и не обещано человеку как воздаяние за его заслуги; но все, что он получает, есть незаслуженная милость. Спасение, которое совершил Христос, предлагается человеку не как воздаяние за его дела, а как дар благодати» (Систематическое богословие, Т. 2. 654). С этим Адвентисты вполне согласны.
IV. ПЛОДЫ ЭТОЙ БОЖЕСТВЕННОЙ БЛАГОДАТИ
Благодать Божья проявляется многоразличным образом.
Наш небесный Отец назван «Богом.всякой благодати» (1Петр. 5, 10). Мы можем «оскорбить Духа благодати» (Евр. 10, 29). «Мы имеем искупление. по богатству благодати Его» (Ефес. 1. 7). Мы должны проповедовать «Евангелие благодати Божьей» (Деян. 20, 24) и «Слово Его благодати» (Деян. 14, 3). Мы также «избраны посредством благодати» (Рим. 11, 5 — анг. выверенная Библия).
Все, чем мы наслаждаемся в христианском опыте, пришло к нам благодаря этой непревзойденной благодати Божьей.
Мы «призваны Его благодатью» (Гал. 1, 15). Мы «уверовали» чрез Его благодать (Деян. 18, 27). Мы «оправдались Его благодатью» (Титу 3, 7). Павел мог сказать: «Но благодатью Божьей есмь то, что есмь» (1Кор. 15, 10). Мы также спасены посредством Его благодати (Ефес. 2, 5-8).
Благодать Божья дает нам возможность пребывать в необыкновенно прекрасном, безопасном состоянии пред Богом.
Мы должны «пребывать в благодати Божьей» (Деян. 13, 43) и «возрастать в благодати. нашего Господа» (2Петр, 3, 18). Так поступая, мы будем «стоять» в благодати Божьей (Рим. 5. 2).
Итак, только благодать Христа может спасти душу человека. Только она способна поднять падшего из бездны растления и греха. Об этом Елена Уайт свидетельствует ясно и определенно:
«Божественная благодать — великий элемент спасающей силы; без нее бесполезны все человеческие усилия». (СРУУ. 588).
«Тех, которые под влиянием сатаны потеряли свое человеческое достоинство и всякую надежду на спасение, — Христос с радостью берет в Свои руки и делает их причастниками божественной благодати» (СЦ. 6. 308).
Далее Елена Уайт пишет о том, что благодать Божья также имеет силу удержать нас от падения и сохранить верными Божьему призванию: «Есть только одна сила, способная сделать нас твердыми в истине — это благодать Божья.
Кто полагается на что-либо другое, тот уже колеблется и может пасть». (СЦ. 7. 189).
Благодать Божья, которая видна в жизни детей Божьих, является самым убедительным доказательством истинности и силы христианской веры: «Чрез силу Его благодати, явленной в преобразовании характера, мир должен убедиться, что Бог послал Своего Сына, как его Искупителя». (Служ. исцел. 470 стр.).
И когда искупленные, наконец, соберутся вокруг престола Божьего, — все это произойдет благодаря действию чудесной благодати Божьей»: «Если в этой жизни они сохранят свою верность Богу, то в день оный, «узрят лицо Его и имя Его будет на челах их» (Откр. 22, 4). А что может быть блаженнее, чем видеть Бога своими очами? Что может быть больше той радости, какую будет иметь спасенный грешник благодатью Христа, — увидеть лицо Божье и узнать в Нем Своего Отца» (Служение исцеления, 421).
V. ОТНОШЕНИЕ БЛАГОДАТИ И ДЕЛ
Спасение не достигается и никогда не было достижимо посредством закона или дел. Человек получает его только через благодать Христа.
В плане Божьем никогда не было такого момента, когда спасение было бы возможно с помощью человеческих дел.
Что бы люди ни совершали и как бы ни старались, все их старания заслужить спасение — напрасны.
В то время как дела не являются средством спасения, добрые дела являются неизбежным результатом спасения. На такие дела способны только дети Божьи, чья жизнь тесно связана с Духом Святым. Именно к таким верующим писал Иоанн, предлагая им соблюдать заповеди Божьи (1Иоанн. 3, 22-24; 5, 2-3). Учение о добрых делах, не как о средстве, а как плодах спасения часто либо недопонимается, либо просто извращается.
Даже в древности люди оправдывались не делами, а верой.
Так пророк Аввакум пишет: «Праведный верою жив будет» (Аввак. 2, 4). Сравни Рим. 1, 17; Гал. 3, 8.11; Филип. 3, 9; Евр. 10, 38). Бог призывает людей, чтобы они были праведными, но человек в своем естественном состоянии — грешен. Если он желает приготовиться для царствия Божьего, — он должен  стать праведным. Именно это человек сам по себе не в состоянии сделать. Он нечист и лишен праведности. Чем больше он трудится и прилагает еще больше усилий, тем более открывается неправедность его собственного сердца. Поэтому, чтобы стать праведным, человек должен ощущать на себе действие силы извне — действие силы Божьей.
В сущности нет никакого обоснованного конфликта между благодатью и законом — десяти заповедей; каждый из них выполняет свою особую цель в плане Божьем.
Благодать нисколько не противоречит закону, как мерилу Божьей праведности, равно как и закон не противоречит благодати. Каждый из них имеет свою сферу действия и один не препятствует другому.
Но ясно одно: своими собственными усилиями человек не может спастись. Мы глубоко верим, что никакие действия закона, никакие дела закона, никакие усилия, какими бы похвальными они ни были, и никакие благочестивые дела, — большие или малые, связанные с жертвой или нет, — не могут в каком-либо смысле оправдать грешника (Титу. 3, 5; Рим. 3, 20). Спасение целиком и полностью зависит от благодати, это — дар Божий (Рим. 4, 4-5; Ефес. 2, 8).
Человек был создан праведным (Еккл. 7, 29). Когда он вышел из рук Творца, в нем не было даже тени греха. Он был создан по образу Божьему, и его характер находился в полной гармонии с принципами божественного святого закона.
Но человек согрешил. Теперь в Евангелии и посредством Евангелия раскрыта цель Божья: восстановить в человеке потерянный образ Божий. Первоначально он был безгрешен; теперь он — греховен. Но когда в его сердце совершит свою очистительную работу Евангелие благодати Божьей, — он будет облечен в одежды праведности Христа.
Эта праведность вменяется ему при оправдании. Она передается ему при освящении.
И через Христа, только чрез Христа она станет его вечным достоянием — когда он будет прославлен.
Но здесь кроется опасность, от которой следует предостеречь всех детей Божьих. На нее обращает особое внимание Елена Уайт: «Есть два заблуждения, — пишет она, — от которых следует предостеречь детей Божьих, особенно тех, которые недавно уверовали в Его благодать. Первое состоит в том, что человек уповает на свои дела. Таким путем он думает придти в согласие с Богом. Кто старается достичь святости через соблюдение закона своими собственными усилиями, тот пытается совершить невозможное. Во всех делах, которые мы совершаем без Христа, примешивается эгоизм и грех.
Лишь благодать Христа, дарованная нам чрез веру, может сделать нас святыми.
Противоположное, но не менее опасное заблуждение заключается в том, что вера в Христа освобождает людей от соблюдения закона Божьего.
Поскольку только вера способна сделать нас причастниками благодати Христа, то и наши дела не имеют к нашему спасению никакого отношения.
Но заметим, что послушание — это не просто внешнее исполнение закона, а прежде всего — служение любви.
Закон Божий есть выражение Его характера и воплощение Его великих принципов любви. Поэтому он является основанием Его правления как на небесах, так и на земле. Если в нашем сердце произошло рождение свыше и посеяно семя божественной любви, — разве тогда закон Божий не будет иметь силу в нашей жизни? Когда принцип любви насажден в сердце, когда человек обновляется по образцу Своего Создателя, — в нем исполняется обетование Нового Завета: «Вложу законы Мои в сердца их и в мысли их напишу их». И если закон написан в сердце, разве он не будет проявлен в жизни? Послушание (т. е. служение любви) есть верный признак истинных учеников» (ПХ. 64-65).
«Господь не ожидает меньшего от человека теперь, чем ожидал от него в раю, — совершенного послушания, непорочной праведности. Требования в период завета благодати так же обширны, как требования, представленные в Едеме, — согласие с законом Божьим, который свят, праведен и добр» (НУХ. 391).
В сентябрьском номере журнала «Наша надежда» за 1953 г. некто Рей Штедман в своей статье убедительным образом описывает, в каком взаимоотношении между собой находятся благодать и закон и какие в связи с этим встречаются заблуждения: «Если нынешним евангельским христианам задать вопрос: «Противоречит ли закон благодати?» — то они ответят: «Да, противоречит!» Такой же ответ мы, вероятно, получим даже от теологов, самых авторитетных представителей богословских институтов.
Но они заблуждаются! — Пусть не пугает их это слово, — они полностью заблуждаются как в смысле библейском, так и в богословском!
Нетрудно понять, почему многие христиане путаются в этом вопросе.
Ни один богословский спор не ведется ныне с таким упорством, как спор о взаимоотношении закона и благодати.
Ни один барьер не воздвигается так настойчиво, как барьер, отделяющий легалистов или законников от сторонников благодати. Впрочем, это вполне естественно. Но к сожалению, при этом опускается важный момент, а именно, что спор идет не о благодати и законе как противоречащий друг другу, а о злоупотреблении законом, — с одной стороны; и благодатью — с другой.
Иначе говоря, закон лишь тогда вступает в противоречие с благодатью, когда его делают средством спасения от греха или силой, удерживающей от него.
Во всех других отношениях они оба дополняют друг друга, а не противоречат один другому. Закон никогда не был предназначен для спасения грешника. В принципе его нельзя, невозможно — противопоставлять благодати, так как эти два средства, каждое действует в своей сфере и для своей цели. Закон предназначен для того, чтобы открывать грех, а благодать — чтобы спасать от греха.
И на этой почве между ними не может быть никакого разногласия.
Различие между ними не в том, что закон имеет заповеди, а благодать свободна от них.
Известно, что и благодать имеет свои заповеди! Те, кто слово заповедь» всегда связывает со словом «закон» не до конца разумеют библейский смысл этих слов. Заповедь в глубоком значении есть выражение желания, имеющего авторитет. Если Христос является Господином нашей жизни, то это значит, что Он распоряжается нашей жизнью. Тогда Его требования становятся заповедями для всех, любящих Его.
Это заповеди благодати. Разница между заповедями благодати и заповедями закона заключается в различии их мотивов к послушанию. Почему человек послушен закону?» — из-за страха! А почему он послушен голосу благодати? — Из-за любви! И в этом вся разница. И в том и в другом случае заповедь одна, а побуждение — или мотив — разный. Закон сделался ненавистным в глазах человека потому, что он был связан с принуждением.
Он нередко повелевал ему делать то, что было вопреки его собственным желаниям. Но то же повеление, данное в духе благодати, пробуждает в нас немедленное и доброохотное послушание, так как мы любим Того, Кто дает нам это повеление. Чувство принуждения здесь отсутствует.
Но что же произошло тогда, когда на смену закону пришла благодать? Может быть изменилась воля Божья по отношению к людям, выраженная в Его законе? Никак нет! Напротив, она еще более утвердилась и стала скорее внутренним побудителем к действию, чем чисто внешним предписанием. Что же тогда изменилось? Изменилось побуждение человеческого сердца! Раньше человек старался исполнить закон из-за страха перед ожидающим его гневом.
Но тщетно! Ныне же мы как верующие во Христа предстаем пред Богом в совершенной Христовой праведности. И поскольку мы любим Того, Кто первый возлюбил нас, мы стараемся угодить Ему (что составляет для нас величайшую радость); и таким образом бессознательно исполняем закон. «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу» (Рим. 8, 3-4). Последнее предложение наглядно показывает, что благодать совершает в нас.
Это заявление, отражающее позицию Адвентистов седьмого дня можно хорошо закончить увещанием Елены Уайт, направленным к нашей церкви:
«Христос на небесах умоляет о церкви, умоляет о тех, за которых Он уплатил искупительную цену своей собственной крови. Столетия и века никогда не смогут ослабить действенность этой искупительной жертвы. Весть Евангелия о Его благодати должна быть представлена церкви в ясных и отличительных чертах, чтобы мир не мог более говорить, что Адвентисты седьмого дня говорят лишь о законе и законе, но не проповедуют и не верят во Христа» (Свид. для проп. 92 стр.).
Один поэт-христианин очень хорошо выразил это:
Мне нет нужды трудиться, — спасенье получить:
Его давно Спаситель успел уже свершить.
Но должен я трудиться из-за любви к Христу,
Чтоб верным мне явиться — слугой пред Ним в раю.