Posted by Елисей Якубович

Десять заповедей — Божье мерило поведения

12. Многие христиане думают, что Адвентисты седьмого дня — легалисты, т. е. законники, учащие, что для получения спасения необходимо соблюдать десять заповедей

Как Адвентисты относятся к закону в действительности? И каково сходство их учения о законе с традиционным протестантским понятием? Позиция Адвентистов седьмого дня относительно десяти заповедей кратко изложена в наших «Основных пунктах вероучения». Шестой пункт гласит:
6. «Воля Божья относительно морального поведения человека выражена в Его законе десяти заповедей. Это — великие и неизменные принципы морали, которые все люди, во все времена обязаны выполнять» (Исх. 20, 1-17).
Десять заповедей, которые Бог дал на горе Синай, отличаются от других законов Божьих, записанных в Библии — как своей сущностью, так и способом, каким они были даны человеку. Сами по себе они представляют наилучшее доказательство их вечного характера. Нравственная природа человека соглашается с ними и для просвещенного христианина невозможно представить себе положение, — до тех пор, пока Бог все еще будет Богом и человек все еще будет оставаться созданным существом, — чтобы они когда-либо потеряли свою силу. Правильно представленный, нравственный закон заключает в себе намного больше, чем только букву закона; моральный закон — копия характера Божьего.
А. Х. Стронг, баптистский богослов, сказал следующее: «Закон Божий есть выражение Божьего характера в виде морального требования к другим нравственным существам. О существовании этого закона свидетельствуют все люди земли.
О нем свидетельствует даже совесть язычников (Рим. 2, 14, 15). Те, которым дан писанный закон, признают этот основной закон Творца в его глубоком значении (Рим. 7, 14; 8, 4). Воплощение и исполнение этого закона во всем его совершенстве мы видим только во Христе. (Рим. 10, 4; Фил. 3, 8. 9). («Систематическое богословие», стр. 538).
Об этом же, но несколько другими словами, пишет и Елена Уайт: «Закон Божий также свят, как и сам Бог.
Он есть откровение Его воли, отражение Его характера и выражение Его божественной мудрости и любви. Согласие всего творения зависит от полного повиновения всех сотворенных существ закону Творца» (ПП. 52).
«Божественная красота характера Христа находит лишь слабое отражение в самых благородных и кротких людях; о ней Соломон, движимый Духом Святым, говорит: «Возлюбленный мой. лучше десяти тысяч других. и весь Он — любезность» (П. Песн. 5, 10-16); также и Давид, взирая на него пророческим взором, говорит: «Ты прекраснее сынов человеческих» (Пс. 44, 3). Иисус Христос, будучи образом ипостаси Своего Отца, отражением Его славы, уничижил Себя и стал странником на земле, чтобы явить исполнение и святость закона Божьего. Своей жизнью Он показал, что небесная любовь и христианские принципы являются основанием закона вечной праведности» (Нагорная проповедь, 49 стр. 1956 года).
Относительного истинного и полного понимания того, что Бог желает выразить посредством Своего морального закона, христианин должен обратиться к Христу.
Он в состоянии помочь новорожденной душе жить новой жизнью.
Это становится возможным благодаря пребыванию Христа в его сердце. Таким образом верующий в силу своей принадлежности Господу стремится исполнить принципы Божьего характера как в своем сердце, так и в жизни.
Адвентистская позиция об отношении десяти заповедей к спасению изложена в «Основных пунктах вероучения» пункт 8: 8. «Закон десяти заповедей указывает на грех.
Возмездие за грех — смерть. Закон не может спасти преступника от греха, как и не может удержать его от согрешения.
Но в Своей безграничной милости и любви Бог предлагает путь, идя которым человек может не грешить. Вместо человека Бог отдал на смерть Посредника Иисуса Христа, Праведника, сделав Его «не знавшего греха, для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2Кор. 5, 21). Человек оправдывается не послушанием по отношению к закону, а благодатью, которая находится в Иисусе Христе.
Принимая Христа, человек примиряется с Богом: кровь Иисуса очищает его от прошлых грехов, а Его жизнь, пребывающая в нем, спасает его от силы греха. Таким образом Евангелие становится «силой Божьей ко спасению всякому верующему» Рим. 1:16. Подобная перемена происходит благодаря действию Святого Духа, Который побуждает человека сознать свой грех и приводит его к Тому, Кто возложил на Себя грехи всего мира. Таким образом Дух Святой ставит человека в новое отношение к завету, при котором закон Божий пишется на его сердце, а его жизнь, благодаря возрождающей силе пребывающего в нем Христа, приводится в согласие с божественными заповедями. Честь и заслуга такой чудной перемены полностью принадлежит Христу (1Иоан. 2, 1-2; 3, 4; Рим. 3, 20; 5, 8-10; 7, 7; Ефес. 2, 8-10; 3, 17; Гал. 2, 20; Евр. 8, 8-12).
Такое понятие о заповедях полностью согласуется с целым рядом традиционных вероисповеданий: Так в «Вальденском катехизисе» (1500 г) и в «Вальденском вероисповедании» (1655 г) десять заповедей и молитва Господня приводится как «Основа нашей веры и жизни». «Иметь живую веру значит верить в Бога, это значит любить Его и соблюдать Его заповеди» (Шафф. Символы веры различных течений христианства. Т. 1. стр. 572. 573. 575; Т. 3. стр. 757. 768).
В кратком лютеранском катехизисе (1529 г), в котором приводятся десять заповедей, говорится: «Мы должны любить Его, надеяться на Него и с радостью исполнять Его заповеди» (Шафф. Т. 3. 77 стр).
Далее следует «Гейдельбергский катехизис» (1563 г.) — самый популярный из всех протестантских вероисповеданий и первый, который утвердился на американском континенте среди голландских и немецких протестантских церквей (Там же, т. 1.
стр. 549). После подробных вопросов по десятисловию в нем говорится, что десять заповедей даны нам для того, чтобы мы «неотступно искали прощения грехов и праведности во Христе», «все более и более преображаясь в образ Божий» (Там же, т. 3. 340-349).
В Лютеранском догмате о единстве веры (1576 г.) сказано, что христиане свободны от «проклятия и силы закона», но не от закона как такового. Они должны размышлять о десяти заповедях день и ночь и «постоянно учиться соблюдать их». Догмат о единстве осуждает как «неверное и пагубное» мнение о том, что Десятисловие якобы не является мерилом праведности христиан» (Там же, т. 3. 130-135 стр.).
«Шведский символ веры» (1560 г) в статье 15-й подчеркивает совершенство закона и несовершенство человека» (Шафф. Т. 3. стр. 456. 457).
В 1647 году был издан «Сокращенный Вестминстерский катехизис, утвержденный Шотландской церковью в 1648 году, пресвитерианским Синодом Нью-Йорка и Филадельфии в 1788 году и принятый почти всеми кальвинистскими, пресвитерианскими и конгрегационалистскими (независимыми) церквами.
По своему влиянию и распространению, он стоит на третьем месте после «Краткого Лютеранского и Гейдельбергского катехизисов» (Там же, стр. 676). В нем говорится о том, что Десятисловие или нравственный закон открывают нам те обязанности, которые Бог возлагает на человека, — «Мы обязаны соблюдать все Его заповеди» (Там же, стр. 678. 684. 685).
«Нью-Гемпширское баптистское исповедание» (1833 г) было принято в северных и западных штатах.
Статья 12 «О гармонии закона и Евангелия» говорит, что закон Божий есть «вечное и неизменное правило нравственности» и что мы должны с помощью нашего Посредника «искренно соблюдать святой закон», как великую конечную цель Евангелия (Там же, стр. 746).
Кроме того, наряду с такими видными представителями других вероисповеданий, как Кальвин, Кларк, Веслей (Уэсли), Барнс Сперджен, Муди, Г. Кемпбелл Морган, Генри Клей Трумбул, Билли Грехем, — Адвентисты верят
в вечные и непреложные требования закона Десятисловия. Нижеприведенные изречения этих мужей веры свидетельствуют о том, что заповеди имеют силу во все времена:
КАЛЬВИН — вечное правило жизни.
«Мы не должны думать, что с пришествием Христа авторитет закона потерял для нас свою силу.
Он есть вечное правило святой и благочестивой жизни, и, следовательно, должен быть таким же неизменным, как и неизменная праведность Божья, которую он в себе воплощает» (Комментарий на согласие евангелистов 1845 г. Т. 1. стр. 277).
ВЕСЛЕЙ (или УЭСЛИ) — Закон Божий остается в силе.
«Нравственный закон, содержащийся в Десятисловии и подтвержденный пророками, Христос не отменил. Это не было целью Его пришествия. Этот закон никогда не может быть нарушен, Который «стоит твердо как верный свидетель на небесах». Моральный или нравственный закон основывается на совершенно отличном основании, чем церемониальный или обрядовый закон. Каждая часть этого закона должна оставаться в силе для всего человечества и на все времена, поскольку он не зависит ни от места, ни от какого-либо другого обстоятельства, а только от природы Божьей и человеческой и от их неизменного взаимоотношения» (Проповеди на некоторые случаи жизни. Т. 1. 221. 22 стр).
МОРГАН — послушание через веру:
«Люди только тогда свободны от закона, когда благодать дает им силу соблюдать его.
Это подобно тому, как нравственный человек, живущий согласно законов своей страны — свободен от ареста. Бог не устранил закон, но нашел путь, посредством которого человек может исполнять закон, и таким образом быть свободным от него» (Десять заповедей — 1901 г. стр. 23).
СПЕРДЖЕН — Закон Божий вечен:
«Взгляды на закон часто бывают весьма ошибочны.
Не столь давно появились люди, которые утверждают, что закон (Божий) совершенно отменен и упразднен и они открыто учат, что верующим необязательно придерживаться морального закона, как правила их жизни.
То, что они считают грехом в других людях, не является грехом в них самих. Да избавит нас Бог от такого Антиномианизма — противления закону».
ЗАКОН БОЖИЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВЕЧЕН. Не может быть никакого разговора о его отменении или исправлении.
Его нельзя также ни ослабить, ни приспособить к нашей падшей греховной природе. Все праведные суды Божьи сохраняют свою силу навеки. Кто-либо может сказать: «Вы видите, что вместо десяти заповедей мы приняли две заповеди, которые намного легче тех десяти.
На это я отвечу: «Содержание этих двух заповедей ничуть не легче десяти». Такое мнение о легкости двух заповедей говорит лишь о недостаточно глубоком понимании и об отсутствии настоящих опытов.
Эти две заповеди содержат в себе те же десять заповедей во всей их полноте: из них не может быть устранено ни одной иоты или черты.
Следовательно, Христос не отменил закон и не приспособил его к нашей человеческой немощи.
Он оставил его во всем его совершенстве и показал, как глубоко основание его, как высоки вершины его и как неизмеримы его широта и долгота. Для того, чтобы показать, что Он никогда не отменит закона, наш Господь Иисус воплотил все его повеления в Своей личной жизни. В Его личности проявился характер, который вполне согласовался с законом Божьим, — и каким было Его естество и характер, такой была и Его жизнь. Он мог сказать: «Кто из вас обличит Меня во грехе?» И снова: «Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви.» Посредством Своей смерти Он оправдал честь Божьего морального правления и на деле показал, что оно является милостивым. Когда Сам Законодатель подчинился закону, когда Сам Господь нес высшую меру наказания этого закона, — тогда справедливость Божья была вознесена до такого славного и высокого положения, что все миры с благоговением удивлялись этому. Поэтому, если ясно доказано, что Иисус был послушным закону даже до самой смерти, — в таком случае вне всякого сомнения — Он не пришел отменить или упразднить закон; и если Он не устранил его, кто мог сделать это? Если Он заявил, что пришел утвердить его, кто ниспроверг его?..
Закон Божий совершен: к нему нельзя ничего прибавить или убавить.
Кто соблюдает весь закон и согрешит в чем-нибудь одном, тот становится виновным во всем, ибо «от же, Кто сказал «не прелюбодействуй», сказал и «не убей». Посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона» (Иак. 2, 10-11). Если же нельзя в нем устранить ни малейшей черты, следовательно, он непреложен и вечен» («Вечность закона Божьего» — статья, напечатанная в «Объяснительной энциклопедии Сперджена», издание Бейкера).
БИЛЛИ ГРЕХЕМ — постоянство и неизменяемость: «Слово «закон» употреблено писателями Нового Завета в двух значениях. Иногда оно ссылается на церемониальный закон Ветхого Завета, который имеет отношение к обрядам и предписаниям о явствах и питиях и других вопросах этого же рода.
Без сомнения — от этого закона христиане свободны.
Но Новый Завет также говорит о моральном законе, имеющем постоянный, неизменный характер и который кратко изложен в десяти заповедях» («Объединенное издательское агентство» — Чикагское отделение).
МУДИ — закон вечный: «Основанный на сердечном послушании». Каждый из нас стоит перед вопросом: «Соблюдаем ли мы заповеди?» Если Господь взвесит нас, то не будем ли мы найдены легкими? А если мы соблюдаем закон, то весь ли? Повинуемся ли мы Господу всем своим сердцем? И слушаемся ли Его во всем и всегда охотно? Эти десять заповедей не составляют десять различных законов: они составляют один закон. Если я буду держаться в воздухе посредством цепи, состоящей из десяти звеньев и нарушу одну из них, я паду вниз, точно также, если бы я разорвал все десять. Если мне воспрещено выходить из ограды, то нет никакого различия, в каком месте я нарушу ее. «Кто
соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем. «Золотая цепь послушания нарушается, если отсутствует одно звено.» «На протяжении 15 столетий люди находились под законом и никто из них не смог исполнить его.
Но вот пришел Христос и показал, что заповеди — это не просто буква закона, что они имеют более глубокое значение. Осмелится ли после этого кто-либо сказать, что он может исполнить их сам, своими силами?. Я представляю, как у вас невольно возникает вопрос: «Если мы будем судимы этим законом, то кто же из нас будет спасен? Ведь мы являемся нарушителями почти каждой заповеди, если не делом, то помышлением». И я уже почти слышу слова, направленные в мой адрес: «А готов ли сам господин Муди предстать пред судом и быть судимым по этим заповедям?» На это я со смирением скажу так: «Если бы Господь повелел мне сегодня же стать на весы, то я безоговорочно повиновался бы Его требованиям.
«Как ты осмелишься», — скажете вы, — «неужели ты не нарушил ни одной заповеди?»
«Да, я нарушил, я был грешником перед Богом, таким же, как и вы.
Но 40 лет назад я признал свою вину пред Его судом. Я просил о Его помиловании и Он простил мне.
И если я встану на весы, то Сын Божий обещал мне, что Он станет рядом со мной. Без Него я не решился бы это сделать, а если бы решился, то знаю, что чаша весов вместе со мною тотчас бы поднялась вверх!» Христос исполнил закон. Если бы Он его нарушил, Он должен был бы умереть Сам за Себя. Но так как Он был Агнцем без пятна и порока, то Его искупительная смерть спасет от вечной погибели всех нас. Христос является целью закона к праведности всякого верующего. Мы праведны перед Богом ради Его праведности, которая через веру в Иисуса Христа для всех и на всех верующих. Если любовь Божья излилась в наше сердце, то мы будем способны соблюсти Его закон» («Взвешенные и найденные легкими» 119-124 стр).
«ЕЖЕМЕСЯЧНИК МУДИ» — Христос расширил их сферу понимания.
Несколько лет тому назад была напечатана серия статей в ежемесячнике Библейского института Муди под заглавием: «Свободные ли христиане от закона?» Автор этой серии говорит в своей первой статье: «Обратим внимание, как моральный закон подчеркнут, расширен и усилен во всех его подробностях в Новом Завете». Дальше он представил, как относились к закону Христос и апостолы: «Христос не нарушил ни одну из 10 заповедей.
Он лишь расширил их сферу понимания, уча, что гневная мысль или горькое слово являются нарушением 6-й, а похотливый взгляд — нарушением 7-й заповеди (Мат. 5, 21. 22. 27. 28).
Учение апостолов, проникнутое силой Святого Духа, еще яснее и красноречивее свидетельствует о требованиях и конечной цели великого нравственного закона» (Библейский институт Муди, ежемесячник, октябрь 1933 г)