Posted by admin

8. Адвентистов седьмого дня отождествляют со Свидетелями Иеговы в том, что они придерживаются одинакового с ними взгляда относительно личности Архангела Михаила. Согласно этому взгляду Архангел Михаил — это Иисус Христос до Своего воплощения, Который рассматривается как сотворенное существо. Согласны ли Адвентисты с таким взглядом? Если Михаил — действительно Христос, то как тогда объяснить послание Иуды ст. 9?

Мы решительно отвергаем мысль, которая содержится в приведенном вопросе и взгляд свидетелей Иеговы не разделяем. Мы не верим, что Христос является сотворенной личностью.
Как народ, мы не считаем вопрос об установлении личности Михаила настолько выдающимся, чтобы подробно останавливаться на нем как в нашей литературе, так и в проповедях. Но по этому вопросу мы имеем ясный, определенный взгляд, который и будет изложен в дальнейшем. И можно добавить, что такой точки зрения о Михаиле придерживались различные выдающиеся богословы на протяжении всех столетий. Посему в нашем понимании этого вопроса — мы не одиноки.
Мы верим, что слово «Михаил» является одним из многих титулов, применяемых к Сыну Божьему, второй личности Божества. Но такой взгляд нисколько не противоречит нашей вере в Его божественность и предвечное бытие, равно как и не умаляет Его личности и служения. В послании Иуды Михаил назван Архангелом. Если оставить в стороне все другие места Священного Писания, где Он изображен иначе, можно было бы подумать, что Он — сотворенное существо, как и прочие ангелы.
По нашему убеждению, именно эти другие стихи показывают, что Он не относится к сотворенным существам, — эти стихи свидетельствуют лишь о том, что Он является вождем всех небесных ангелов. Но Его служение в этом положении еще не говорит о том, что Он является созданным ангелом. При изучении этого вопроса необходимо принять во внимание ряд важных факторов:
I. ХРИСТОС И АНГЕЛЫ (сравнение)
Ангелы — это сотворенные существа (1Кол. 1, 16). и как таковым, им нельзя поклоняться (Кол. 2, 18; Откр. 19, 10). Они — вестники Божьи для тех, которые должны наследовать спасение (Евр. 1, 13-14).
Но Христос имеет «более славное имя», чем ангелы (Евр. 1, 4). Его имя «выше всякого имени» как на небе, так и на земле (Филип. 2, 9), выше любого ангела в небесах (Ефес. 1, 21). Ему повинуются все ангелы (1Петр. 3, 22). Они преклоняются пред Ним (Филип. 2, 10), и служат Ему (Евр. 1, 6). Ангелы Божьи не принимают поклонения от людей (Откр. 22, 8-9).
II. СЫН БОЖИЙ В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ
В Ветхом Завете говорится о божественной личности, которая имеет следующие наименования: «Ангел Господень» (Исх. 3, 2); «Ангел Божий» (Исх. 14, 19); «Ангел Лица Его» (Ис. 63, 9); «Ангел Завета» (Мал. 3, 1); «Ангел» (Исх. 23, 20); «Ангел мой» (23 ст.); «Его ангел» (Дан. 3, 28). Остановим наше внимание на значении и некоторых из этих имен:
1. «Ангел Господень».
а) В явлении Гедеону (Судей 6, 11-22). Выражение «Ангел Господень» (ст. 11) равнозначно слову «Господь» (ст. 14); «И устроил там Гедеон жертвенник Господу» (ст. 24).
б) Таким Он явился Маною (Суд. 13. 3-21). Имея в виду «Ангела Господня» (ст. 3), жена Маноя говорит о Нем, как о «человеке Божьем» (ст. 6), а сам Маной — как о Боге, что они «видели Бога» (ст. 22).
в) Таким Он явился Иисусу, сыну Иоседекову (Зах. 3, 1-6). «Ангел Господень» изглаживает беззакония и дает новые одежды или праведность (ст. 4). Такое право принадлежит только Богу.
2. «Ангел», явившийся Иакову. — Этот ангел (Осии. 12, 4) явился Иакову в виде человека (Быт. 32, 24). Он благословил Иакова (ст. 29) и Иаков сказал: «Я видел Бога лицом к лицу» (ст. 30). Поклонение ангелам запрещено (Кол. 2, 18; Откр. 19, 10; Откр. 22, 8-9) и в этом заключается естественное отличие Христа от ангелов.
3. «Ангел лица Его». Этот ангел «спасал, «искупил» (Ис. 63, 9); поэтому Он равен Богу (Ис. 43, 11, 6).
4. «Ангел Мой». Этот ангел «мог простить грех» (Исх. 23, 23), и «имя Божье было в Нем» (ст. 21). Поскольку право прощать грехи принадлежит только Богу (Марк. 2, 7), отсюда следует, что «Ангел Мой» — это один из членов Божества. Имея в виду это обстоятельство, не трудно видеть, что в древности с Богом пребывал Тот, Который по предыдущим примерам известен как «Ангел Господень», «Ангел Мой» и впоследствии как «Сын Мой» (Пс. 2, 7). В то же время Он имеет и такие наименования, как: «Помазанник Мой» (еврейское «Мессия»). Он также назван «Младенец», «Сын». И этот «Сын» никто другой, как «Бог крепкий», «Отец вечности, Князь мира» (ст. 6). В Таргуме текст Ис. 9, 5 читается следующим образом: «Чудесный Советник, Могущественный Бог, Который вечно живет, Помазанник или Мессия». (Иудейское разделение стихов немного отличается от английского и русского деления).
III. ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ «ВЛАДЫКИ ВЛАДЫК»
Выражение «Владыка Владык» встречается в Священном Писании только один раз — в Дан. 8, 25. В видении, данном Даниилу, маленький рог «вознесся даже на Вождя воинства». Ангел объяснил ему, что этот враг «восстанет против 
Владыки Владык». Следовательно, «Вождь воинства» и «Владыка Владык» — одна и та же личность.
Явно здесь речь идет о Боге. Приведенное выражение аналогично другим подобным выражениям, встречающимся в Слове Божьем.
В Псалме 135, 3 говорится о «Господе господствующих», во Втор. 10, 17 — о «Боге богов» и в Откр. 19, 16 — о «Царе Царей».
В своем комментарии на книгу пр. Даниила доктор Слотский показывает, что под выражениями «Владыка Владык» (Дан. 8, 25) и «Вождь воинства» (ст. 11), — имеется в виду одна и та же личность.
А в кембриджском издании Библии сказано прямо «Бог». Но этот «Владыка владык» или «Вождь воинства» соответствует имени Михаил.
В Дан. 10, 21 сказано: «Кроме Михаила, Князя вашего», а в Дан. 12, 1 — «Михаил, Князь великий». Но этот «Князь» (или «Владыка» — как в русской Библии) является также Мессией (или «Христом»), ибо мы читаем в Дан. 9, 25: «До Христа Владыки». Так же, как и другие согласны с таким пониманием. Иосиф Паркер говорит: «Среди древних иудеев Михаил был известен как ангел или князь, проявлявший особую заботу о израильском народе. Наиболее видные иудейские писатели сходятся во мнении, что имена «Михаил» и «Мессия» — идентичны. При этом они ссылаются на несколько мест, наиболее подходящих для объяснения этого предположения.
Согласно приводимому тексту, Он был «облечен в льняную одежду и чресла Его опоясаны золотом из Уфаза. Тело Его — как Топаз, лицо Его — как вид молнии: очи Его — как горящие светильники, руки Его и ноги Его по виду — как блестящая медь и глас речей Его — как голос множества людей». (Дан. 10, 5-6). Эта — ослепительно яркая, безымянная личность живет в сознании верующих всех веков.
Однажды, — не в один из холодных, серых зимних дней, но в яркий сияющий день, мы увидим эту выдающуюся личность, назовем ее имя и возблагодарим за то, что до определенного времени, от нас была сокрыта ее слава, чтобы нам не умереть. (Библия для народа, т. 16, 438 стр).
Эта безымянная личность, в Дан. 10, 5-6, — представленная в ярко сияющем, ослепительном блеске, — хорошо известна согласно видению, описанному Иоанном в Откровении.
(Откр. 1, 13-15). Из всего видно, что «Муж», не названный по имени в Дан. 10, 5-6 и «Михаил» в Дан. 10, 13 — одно и то же Лицо.
Новозаветные писатели также придерживаются этой мысли и слова пророка Даниила относят к нашему Господу Иисусу Христу.
В Новом Завете Он назван: «Князь жизни» (Деян. 3, 15). «Начальник» и «Спаситель» (Деян. 5, 31). А также «Владыка царей земных» (Откр. 1, 5).
Таким образом, «Владыка» или «Мессия» из Откровения и Михаил — это одна и та же Личность.
Имя «Михаил» по нашему убеждению, является одним из имен Сына Божьего.
В Иуды 9 «Михаил» назван также «Архангелом», и мы верим, что и это имя относится к нашему Господу Иисусу Христу.

IV. ТЕРМИН «АРХАНГЕЛ»
Принимая во внимание, что выражение «Ангел Господень» относится ко Христу и что «Михаил» и «Архангел» — это имена нашего Господа, остановим наше внимание на значении первой части слова «Архангел».
Слово «Арх» — образовано от греческого префикса «архи». В связи с этим здесь уместно рассмотреть родственные греческие слова «архе» и «архон».
«Архе» означает «начало», подразумевая также мысль о «правлении и авторитете». Это слово в английской Библии перевод времен короля Якова выражено в различных местах следующими словами: «Начальство» (1Кор. 15:24); «начальство» (Ефес. 1, 21); и «первые начала» (Евр. 5, 12). Слово «архон» обозначает «князь» или «правитель». Оба эти слова — «архе» и «архон» — иногда непосредственно относятся к нашему Господу, как выражение «Ангел Господень». В Ис. 9, 6 в переводе Септуагинты (70-ти) слово «архе» имеет мессианский оттенок: «Владычество («архе») на раменах Его (т. е. Мессии).
В Новом Завете наш Господь Иисус Христос имеет названия: «Начаток, Первенец» («архе») Кол. 1, 18; а также «Начало («архе») и Конец» (Откр. 21:6; смотри также Откр. 22, 13).
Слово «архон» часто переводится «Владыка», «князь» и т. д. Но один раз в Новом Завете оно встречается как слово, относящееся к Иисусу Христу: «Владыка («архон») царей земных» (Откр. 1, 5).
Иногда слово «архон» употребляется в мессианском значении и как таковое относится к нашему Господу Иисусу Христу.
Он «Вождь («архон») и Наставник языческих народов» (Ис. 55, 4 — перевод Бегстера по тексту Септуагинты: «Он есть тот, Который должен быть Владыкою («архон») в Израиле». (Мих. 5, 2 — перевод Бегстера по тексту Септуагинты).
Другое греческое слово, применяемое с таким же префиксом архи — архегос — происходит от «архи» и «хегеомаи» или от «аго» — что значит «вести» и т. д.
Слово «архегос», встречающееся в Септуагинте, обычно переводится Бегстером как «глава», «вождь», «владыка», «князь» и т. д. Но в Новом Завете оно применяется только к Иисусу Христу.
Оно указывает на него как на «Вождя» («архегос»), спасения их (Евр. 2, 10); «как «Начальника («архегос») веры» (Евр. 12, 2); и «Начальника («архегос») Жизни» (Деян. 3, 15).
Внимательно рассматривая вышеуказанные греческие слова, мы видим, что иногда они имеют непосредственное отношение к нашему Господу Иисусу Христу, а слово «архегос», встречающееся в Новом Завете, всегда применяется только к Иисусу.
V. ОТНОШЕНИЕ ХРИСТА К АНГЕЛАМ
В свете предшествующих высказываний, мы верим, что Сын Божий, один из титулов Которого — «Михаил Архангел», — является Вождем небесных ангелов. Но этот факт, по нашему мнению, нисколько не умаляет Его божественности, как впрочем и то, что Он Сын Божий, став человеком, принял нашу плоть, но в то же время не перестал быть Богом (1Тим. 4, 10). Кроме того, Он так же открыт в Священном Писании как Вождь всех воинств Израиля, под именем «Ангела Господня», «Ангела Его лица» и т. д.
Но сущность такого положения не ограничила и не умалила Его божественности. Иисуса Христа можно вполне рассматривать как Предводителя или как Вождя небесных ангелов, но это не значит, что Он подобно ангелам является сотворенным существом. Явившийся Иисусу Навину «Вождь воинства Господня», был никто иной, как Сам Бог, божественная Личность, Которой Иисус Навин поклонился. (Ис. Нав. 6, 14). Из этого стиха видно, что божественная Личность, Которой повинуется все воинство небесное, достойна поклонения и одно ее присутствие освящает место нахождения (ст. 15).
Этой божественной Личностью, по нашему убеждению, был никто иной, как наш Господь Иисус Христос.
Мы верим, что есть достаточно веское основание видеть в нашем дорогом Господе Вождя небесного воинства, Предводителя всех ангелов.
VI. МИХАИЛ В ИУДЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
В иудейской литературе Михаил представлен как Защитник Израиля или Посредник, проявляющий Свои услуги самым различным образом.
К примеру: Он предотвратил принесение в жертву Исаака (Это отмечено Ялкут Реубени, раздел Вайера); боролся с Иаковом (Таргум, Быт. 32, 25); был Защитником израильтян, когда они заслуживали погибели в водах Чермного моря (Исх. Раббах 18, 5); вел Израиля на протяжении 40 лет в пустыне (Абраванел на Исх. 23, 20); дал Моисею каменные скрижали (Апок. Моисея 1); наставлял Моисея на Синае (Бк. Юбилеи 1, 27; 11. 1): уничтожил армию Сеннахирима (это заявление указывает на «Ангела Его лица», под которым иудейская энциклопедия понимает Михаила. Мидраш Исх. 18, 5); был одним из ангелов, которые посетили Авраама (Иома 37а; Шебуос 35б, примечание); был Ангелом — Хранителем Израиля (Иома 77а); служителем в небесном святилище (Механос 110а).
VII. МИХАИЛ В ИЗЛОЖЕНИИ ПОСЛАНИЯ ИУДЫ
Послание апостола Иуды было написано для того, чтобы успешнее вести борьбу с ересью, вкравшейся в церковь, приверженцы которой извращали и сводили на нет «веру», однажды преданную святым» (ст. 3). Его послание звучит как призыв к верным членам церкви — отстать от этих разрушителей истины. Автор послания не раскрывает детально сущности этой ереси, ибо его письмо не является изложением систематического богословия, но скорее представляет боевой клич — призыв к действию.
Эта книга — небольшая по размеру, но богатая ссылками и цитатами.
Очевидно беззаконные учителя, против которых Иуда предостерегал церковь, принадлежали к «либертинцам» (сторонники распущенного образа жизни и «антиноминалистам») — отвергавшие обязанности морального десятисловного закона).

Эта философия не основывалась лишь на неверном понимании; проявляясь в жизни, она вела к разврату и отвратительной безнравственности. Те, кто ввел это пагубное учение, очевидно проникли в церковь скрытым путем и теперь угрожали разрушить само основание храма истины.
1. Конечный результат восстания. Пагубность этого учения показана автором послания на примере нравственной распущенности Содома и Гоморры, а поведение самих учителей сравнивается с восстанием Корея. «Горе им», — предостерегает он, — «которые идут путем Каиновым» (II ст.). Подчеркивая окончательную участь извратителей истины, — он в особенном смысле ссылается на судьбу восставших ангелов.
Эти небесные существа, которые «не сохранили своего достоинства, но оставили свое жилище» (ст. 6), сберегаются ко дню суда.
Они ожидают грядущего дня, когда свершится заключительное наказание.
Причина, почему апостол Иуда ссылается на восстание ангелов и восстание древнего Израиля против своих руководителей, — достаточно ясна.
Он предостерегает церковь, что все, которые «злословят то, чего не знают» — будут наказаны (ст. 10). Он говорит об этих еретиках как осквернителях плоти и провозглашает, что они не только непослушны церковному авторитету, но в действительности отвергают авторитет Бога и Господа нашего Иисуса Христа.
Их «жестокие слова» (ст. 15) или ругательные обвинения были направлены не только против апостольского авторитета, но открыто высказывались против Самого Бога.
2. Личность Михаила в послании Иуды. Очевидно, цель апостола Иуды не заключалась в том, чтобы отождествить личность Михаила, но лишь обратить внимание на факт, что Он является Архангелом. Его упоминание об Михаиле в сущности представлено путем контраста. Этот контраст отражен между произносящими ругательные обвинения и Михаилом, Который не поступал таким образом.
С одной стороны, он противопоставляет этих «мечтателей», которые «отвергают начальства и злословят высокие власти» (ст. 8), а с другой стороны — Михаила Архангела. Будучи небесной личностью в этом споре с Князем зла, хотя Михаил и имел справедливое основание так поступить, — но «не смел произнести укоризненного суда». Именно в этом заключается контраст: они, простые люди до такой степени презирали высших, что поносили высокие авторитеты; и в то же самое время Михаил Архангел не поступил так даже в споре с сатаной.
Можно с полным правом сказать, что именно князь тьмы — диавол и заслуживал укоризненного суда, но Михаил Архангел все же не воспользовался этим правом, потому что не имел на это власти, было бы неверно. Он мог, но не желал воспользоваться этим своим преимуществом. В Библии — перевод Скотта — имеется следующее примечание: «Он не смел произнести ни одного укоризненного слова, не из-за страха перед диаволом, а потому что в данных условиях это было бы несовместимо с Его совершенным характером». Михаил не должен делать то, что осмелились делать эти придирчивые критиканы. Их высказывания были оскорбительными, порочащими, клеветническими, даже богохульными. Но Михаил даже в споре с самым дьяволом проявил небесную чистоту и благородство. Он не позволил Себе снизойти до уровня клеветы. Вместо того, чтобы продолжать спор, Он твердо произнес: «Да запретит тебе Господь» (ст. 9).
Применение этого выражения: «Да запретит тебе Господь», имеет большое значение. Эти слова в Священном Писании встречаются только в двух местах: здесь и в Зах. 3, 2. Там их произносит Ангел Господень (ст. 1), а ст. 2 — Сам Господь. В этом месте Писания мы находим, что «Ангел Господень» соответствует Самому Иегове, и именно Он говорит сатане: «Да запретит Тебе Господь».
Это — единственное в своем роде выражение.
В первом случае Господь применяет его при встрече с сатаной.
То же самое выражение употреблено и в послании апостола Иуды.
Не говорит ли это о том, что там и здесь имеется в виду одна и та же божественная Личность? В Захарии Он назван одним из своих имен «Ангел Господень», а в послании Иуды — другим из своих имен — «Михаил».
Кроме этого, в Священном Писании ссылка, относящаяся к Архангелу — встречается дважды — в 1Фес. 4, 16 и в Иуды 9 ст. Обращаясь к фессалоникийцам, апостол Павел говорит о «гласе Архангела», действие которого он связывает с общим воскресением святых.
В послании же Иуды речь идет больше всего о теле Моисеевом.
Другое упоминание о Михаиле, как о Вожде небесных ангелов имеется в Откр. 12, 7-10. Многие исследователи на протяжении всех столетий относили это событие ко времени восстания сатаны против Бога, еще до создания нашего мира. Тогда произошла на небе война. Михаил и ангелы Его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них.
Здесь по-видимому показано начало великой борьбы между силами добра и зла. Михаил и сатана представлены в этом месте как противодействующие силы.
Кого же представляет Михаил в этом месте Откровения? Если Христос является Вождем ангельских воинств, — тогда мы наблюдаем здесь первое сражение в великой борьбе между Христом и сатаной.
Для такого понимания мы имеем достаточно веское основание: согласно Писания клеветник братьев наших был низвержен «властью Христа» (Откр. 12, 10). Победа святых возможна лишь благодаря нашему Воскресшему Господу. Христос был Тот, Кто в первом же поединке с сатаной одержал над ним убедительную победу. Христос и сегодня Тот, благодаря Которому мы одерживаем победы в нашей непрерывной борьбе против дьявола и его злых ангелов.
Об этом Матфей Генри пишет так: «»Мы читаем о войне, в которой Михаил, т. е. Христос, великий Ангел Завета и небесные ангелы, Его верные последователи, воюют с сатаной и его ангелами».

VIII. ИТОГ ВСЕХ ПРИВЕДЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1. Имена, относящиеся ко Христу, сходны с теми, которыми назван Михаил: а) Христос назван: «Владыка Владык», «Вождь воинства», «Христос Владыка» и «Князь жизни».
б) Михаил назван: «Князь ваш» и «Князь великий».
2. Архангел Михаил. Подобно тому, как слово «Архангел» указывает на Личность Михаила, так и слова: «архегос» и «археон» — указывают на Личность Христа. Так о Христе сказано, что Он есть «Вождь» («архегос») Евр. 12, 10; «Начальник» (Евр. 12, 2); «Князь» (Деян. 3, 15).
3. В Откр. 12, 7-10 представлено начало великой борьбы между Христом (Михаилом) и сатаной.
4. Михаил обладает такой же властью, как и Господь, говоря сатане: «Да запретит Тебе Господь».
5. Михаил представлен многими богословами как равный со Христом.
Из всего вышеизложенного видно, что наше понятие о Михаиле, под именем которого выступает наш Господь Иисус Христос, резко отличается от взглядов тех, которые учат, что Михаил — это не вечное Слово Божье, а только сотворенный ангел.
В противовес таким взглядам, унижающим Личность Христа, Адвентисты седьмого дня верят, что Иисус — это «Бог, имеющий те же свойства, что и Вечный Отец», равный Ему и вечно пребывающий вместе с Ним.
Мы верим, что никогда не было такого времени, чтобы Христа не было. Он — Бог во веки веков, имеющий жизнь в Самом Себе — «оригинальную, незаимствованную, не производную от других».
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ
1. Христос как «Ангел Господень» (Исх. 23, 20)
«Вот Я посылаю пред Тобою Ангела». Иудейский толкователи рассматривают Моисея как специально уполномоченного от Бога вестника и поэтому Его можно назвать вестником Божьим. Но такие выражения как: «Он не простит греха вашего» и «имя Мое в Нем», — слишком высоки для Моисея.
Ангел, о котором здесь идет речь — вероятно «Ангел Завета», Которого самые выдающиеся толкователи отождествляют со второй Личностью Троицы, вечно благословенным Сыном Божьим».
Другие полагают, что («Ангел» в Исх. 23, 20 и «Ангел Мой» в Исх. 23, 23) представляют собой Сына Божьего, Ангела Завета; ибо об израильтянах в пустыне сказано, что они «искушали Христа» и мы с полным правом можем полагать, что Он был вестником Божьим и Искупителем церкви прежде Своего воплощения, будучи Агнцем Божьим, закланным от создания мира» (Комментарий Матфея Генри на Исх. 23 гл).
«Кажется, нет никакой причины сомневаться, что в этом Вестнике Иеговы мы улавливаем проблеск некоторой тайны, касающейся Божества. Относительно контраста с вестником более низшего ранга — смотри Исх. 33, 2-3» (Д. Б. Ротерхам. «Подчеркнутые места Ветхого Завета» 1916 г. Примечание на Исх. 23, 20).

— Книга Судей, 6 глава: «Личность, давшая ему поручение — суть «Ангел Господень»; но это не сотворенный ангел, но Сам Сын Божий, Вечное Слово, Господь ангелов. Этот Ангел здесь назван Иеговой или просто говоря Богом» (Комментарий Матфея Генри).
— Книга Судей, 13 глава: «И этим Ангелом. был Сам Господь, т. е. Слово, будущий Мессия, ибо Его имя «Чудный» (ст. 18) и «Господь» (ст. 19) (Там же).
— Книга пророка Даниила, 3 глава: «В огне среди троих был виден четвертый, вид Которого согласно высказывания Навуходоносора был «подобен Сыну Божьему»; Он явился как божественная Личность, как Вестник с неба, не как слуга, но как Сын. Некоторые переводят это место «подобен Ангелу»; ибо ангелы так же названы «сынами Божьими» (Иов. 38, 7). В апокрифическом повествовании об этом событии сказано следующее: «Ангел Господень снизошел в огненную печь» и Навуходоносор сказал (ст. 28), что Бог послал Своего ангела и избавил их; и именно ангел заградил пасть львам, когда Даниил находился в львином рве (гл. 6, 22). Но некоторые полагают, что это был Вечный Сын Божий, Ангел Завета, а не созданный Ангел.
Он часто являлся в нашей природе, прежде чем воспринять ее для блага всех (при Своем воплощении); и ни в каком случае Его явление не было столь своевременным, даже при Его пришествии в мир при полноте времени не было представлено более надлежащего указания и предвозвещения о Его великом поручении в мире, — чем в данном случае, чтобы избавить Своих избранных от огня.
Он пришел к ним и ходил с ними среди огня» (Там же).
«Тот, Кто явился в это время в человеческом виде, — в действительности был Христос, Сын Божий» (Т. Робинзон. «Гомилетический комментарий проповедника» (1892 г) «Статья: «Даниил», стр. 72).
«В стихе 28 царь назвал Его «ангелом» Божьим, который без сомнения был «Ангелом Господним», иначе называемый «ангелом или Вестником Завета», Сыном Божьим, Который, когда пришла полнота времени, принял нашу плоть и пребывал среди нас» (Там же, стр. 73).
— Послание Евреям, 12, 25: «Многие из современных толкователей относят это место к Богу, но древние и некоторые современные толкователи относят это место ко Христу, ибо такое понятие более соответствует контексту» (С.Т. Блюмфельд. Греческий Новый Завет. 1847 г. Том 2, 475 стр. на Евр. 12, 25).
«Голос, говоривший от Синая». Смотри выше ст. 19. Самые выдающиеся толкователи в общем согласны, что слово «оу» указывает — согласно правилам грамматики — на Христа, несмотря на то, что в Исходе оно приписывается Богу.
Здесь нет никакого противоречия, поскольку Новый Завет и труды раввинов согласны с представлением в данном случае Сына Божьего, Который являлся патриархам, передал закон чрез ангелов, Он был Ангелом Господним, достойным поклонения и почитания в иудейской церкви. Смотри Деян. 7, 53; 1Кор. 10, 4. 9″ (Там же Т. 2. стр. 475 на Евр. 12, 26).
2. Относительно Михаила как имени Христа — Даниила, 10 глава: «Некоторые полагают, что Михаил Архангел, никто другой, как Сам Христос, Ангел Завета, и Господь ангелов; именно Его видел Даниил в видении в стихе 5. Он «пришел помочь Мне» (ст. 13); и нет никого, кто поддержал бы Меня в том» (ст. 21). Христос — Князь церкви, но не ангелы» (Комментарий Матфея Генри).
— Даниила, 12 глава: «Иисус Христос будет покровителем и защитником Своей церкви. Во время самого жестокого преследования, — восстанет Михаил, Князь великий (ст. 1). Ангел сказал Даниилу, что Михаил был стойким другом церкви (Гл. 10, 21). Он все время заботился об этом, находясь в высшем мире; ангелы знали это; но теперь «Михаил» в своем провидении «восстанет» и совершит избавление для иудеев, «когда увидит, что их рука ослабела» (Втор. 32, 36). Христос есть великий Князь, ибо Он «Владыка царей земных» Откр. 1, 5″ (Там же).
— Иуды, 9 стих: «Об этой выдающейся личности многое сказано в иудейских источниках.
И Раввин Иуда Хаккодеш сказал: «Где бы ни говорилось о явлении Михаила, — всегда необходимо понимать славу божественного величия». Шемот Равва. Раздел 11, фол 104, 3. Кажется, что они рассматривают Михаила в таком виде, как мы считаем Мессию, явившегося во плоти» (Комментарий Кларка, 6 том).
«Слово Михаил. тот, Кто подобен Богу; следовательно, под этой выдающейся Личностью, представленной в Откровении многие понимают Господа Иисуса» (Там же).
— Откровение, 12, 7: «Михаил был ребенком, Которого должна была родить женщина» (Комментарий Кларка).
«И произошла на небе война» — под водительством Михаила, то есть Христа (Эта война не подобна войнам, которые проводят цари земные), и чрез Его вестников — суть интеллектуальная и дискуссионная война» (Д. Д. Гласгов. Комментарий на Откровение. 1872 г).
«Мы видим также и в другом месте, что Михаил Архангел — суть образ Христа, победоносно сражающегося борца. Христос — это Архангел в Своей роли как Судья; И Он явится как Судья не только в конце мира, но Он и теперь действует постоянно, чтобы сохранить чистоту Своей церкви» (Комментарий Ланге на Откр. 12, 1-12; 1874 год).
«Михаил и Его ангелы» — с одной стороны, и дракон, и его ангелы — с другой.
Христос, Великий Ангел Завета и Его верные последователи; и сатана, и все его сторонники. Эти последние должны намного превосходить числом и внешней силой по отношению к первым. Но сила церкви заключается в Господе Иисусе, Вожде их спасения» (Комментарии Матфея Генри).
«Мысль о небесной Личности, Которая снизошла таким образом, как представлено в древней апокалиптической традиции, — является источником понятия о Мессии — Сыне Человеческом. Мы уже видели, что небесная Личность «подобная Сыну Человеческому» в 7 главе Даниила вероятно отождествлена автором книги с израильским Ангелом — Князем Михаилом; эта Ангельская Личность была впоследствии облечена в достоинства Мессии и таким образом стала предсуществующим небесным Мессией» (Библейский комментарий Абингдона, стр. 846).
(Смотри также Комментарий Кальвина на книгу Даниила. Том. 2. стр. 253, 368, а также стр. 13.)