Posted by admin

6. Что понимают Адвентисты под титулом «Сын Человеческий», примененным Христом к Самому Себе? И в чем заключается основная цель воплощения согласно взглядам АСД?

Богодухновенное Слово и Воплощенное Слово или Слово, ставшее плотью — два столба в вере Адвентистов седьмого дня, которых они придерживаются совместно со всеми истинными христианами. Вся наша надежда спасения покоится на этих двух неизменных Божьих обеспечениях. В самом деле, мы рассматриваем воплощение Христа как наиболее важный факт в истории человечества — сам по себе и по своим последствиям; и как ключ ко всем искупительным Божьим обеспечениям. Все до воплощения вело к Нему; и все, следовавшее после воплощения — вытекает из Него. Оно охватывает все
29
Евангелие и составляет абсолютную сущность христианской веры. Этот Союз божественной и человеческой природы, безграничного Вечного Бога со смертным человеком, Творца с Его творением, — выше нашего разумения. Но он преследует определенную цель: явить Бога в человеческой плоти. Благодаря такому союзу Христос в Своем лице соединил небо и землю, Бога и человека.
Больше того, при Своем воплощении Христос стал тем, чем Он не был до этого: Он принял человеческое естество и подчинился всем естественным человеческим законам жизни на земле. Таким образом Бог соединился с человеком в одном лице и Он стал единственным и исключительным Богочеловеком. Это — главное основание нашей веры. Посредническая, искупительная смерть Христа на кресте была неизбежным результатом этого главного обеспечения. Когда посредством Своего воплощения Христос соединился с человеческой семьей, — тогда вечное Слово Божье навсегда вошло в историю земного бытия. Став человеком, Сын Божий не перестал быть им и теперь. Он воспринял человеческую природу и при возвращении к Своему Отцу Он не только взял с Собой человеческую природу, которую воспринял при воплощении, но и удержал навсегда Свою совершенную человеческую природу, — с того времени и впредь вечно отождествлял Себя с искупленным человечеством. Это очень хорошо выражено Еленой Уайт: «Приняв наше естество, Спаситель навеки соединился с человечеством прочными и неразрывными узами. На протяжении всех грядущих веков Он будет соединен с нами» (ЖВ. 25 стр).
I. СЫН БОЖИЙ СТАНОВИТСЯ СЫНОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ
Посредством воплощения величие и слава вечного Слова, Творца и Господа всей вселенной, были сокрыты (Иоан. 1, 1-3). И такое выражение, что Сын Божий стал Сыном Человеческим, — употребляется более чем 80 раз в Новом Завете. Приняв человеческое естество, Христос стал одно с человеческой семьей. Это было необходимо для того, чтобы явить грешному человеку любовь небесного Отца и искупить всех погибших. Христос пришел к нам во плоти. Он испытывал голод, жажду и усталость. Он нуждался в пище, отдыхе и освежении сном. Он разделил жребий человека, страстно желая человеческого сочувствия и необходимого Божественного содействия. Однако, Он всегда оставался непорочным Сыном Божьим! Он был странником на земле, переживал искушения и был обложен человеческими немощами, и несмотря на все, грех не имел над Ним никакой власти. Он воспринял действительную человеческую природу; природу, которая должна была пройти чрез различные стадии роста — подобно любому другому члену человеческой семьи. У Него, как и у нас были земные родители, которым Он был послушен с нежностью любящего Сына. И Он, как и многие в то время, был частым и прилежным посетителем синагоги и храма. Он плакал над участью грешного Иерусалима и у могилы любимого друга Лазаря. Посредством молитвы Он выражал свою зависимость от Бога. Все же как единственный и исключительный Богочеловек, Он все время сохранял Свою божественную природу. Он был вторым Адамом, пришедшим в «подобии» плоти греховной (Рим. 8, 3), однако, оставался
30
незапятнанным ее греховными склонностями и страстями (См. также приложение Б).
В первый раз имя «Сын Человеческий» встречается в Новом Завете по отношению к Иисусу как бездомному страннику, Которому негде преклонить голову (Мат. 8, 20), в последний раз — как к Царю, грядущему в небесной славе (Откр. 14, 14). Именно, как Сын Человеческий Он пришел, чтобы спасти погибшее (Лук. 19, 10). Как Сын Человеческий Он провозгласил о Своих правах — прощать грехи (Мат. 9, 1-8). Как Сын Человеческий, Он сеял семя истины (Мат. 13, 37), был предан (Мат. 17, 22; Лук. 22, 48), был распят (Матф. 26, 2), воскрес из мертвых (Марк. 9, 9) и вознесся на небо (Иоан. 6, 62).
Он и теперь, как Сын Человеческий находится на небе (Деян. 7, 56) и проявляет постоянную заботу о церкви на земле (Откр. 1, 12-13. 20). Как Сын Человеческий Он придет на облаках небесных на нашу землю во второй раз (Мат. 24, 30; 25, 31). И как Сын Человеческий Он совершит суд (Иоан. 5, 27) и примет царство (Дан. 7, 13-14). Так Священное Писание свидетельствует о Христе как о Сыне человеческом.
II. ЧУДЕСНЫЙ СОЮЗ БОЖЕСТВЕННОЙ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ
Наш Господь Иисус Христос чудесным образом сочетал в Себе две природы: божественную и человеческую. Живя на земле, Он был Сыном Человеческим и в то же время Сыном Божьим. Тайна воплощения выражена в Священном Писании ясно и определенно. Мы читаем такие слова: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1Тим. 3, 16). «Бог во Христе» (2Кор. 5, 19). «Слово стало плотью и обитало с нами» (Иоан.1, 14).
Какая чудесная истина! Елена Уайт ссылается на нее следующим образом: «Он облек Свою божественность в человеческую природу. Он все время оставался Богом, но не проявлял Себя как Бог. Он сокрыл определенные проявления Божества, Которые вызывали поклонение и восхищение во всей Божьей вселенной. Он лишил Себя присущего Ему божественного образа и вместо Него воспринял вид и образ человека. Он жил на земле как человек. Ради нас Он стал бедным, чтобы мы обогатились Его нищетою. Он оставил Свою славу и величие. Он был Богом. Но слава божественного образа в период пребывания на земле была сокрыта». Ревью 5 (7. 1887). Чем больше мы размышляем о том, что Христос стал младенцем здесь на земле, тем чудесней нам представляется эта истина. Как это могло быть, чтобы беспомощный ребенок, лежащий в Вифлиемских яслях, мог в то же время быть и Сыном Божьим? Хотя мы не можем постичь этого, однако верим, что Сотворивший миры именно ради нас и сделался таким беспомощным младенцем. Будучи по Своему положению выше всех ангелов, будучи равным Самому небесному Отцу, Он соединился с нами. В Нем Бог и человек соединились в одно. В этой истине заключается великая надежда всего павшего человеческого рода. Взирая на Христа во плоти, мы смотрим на Бога в человеческой природе и видим в Нем сияние божественной славы, отражение образа Бога Отца (Наставник молодежи 21 ноября 1895 г).
31
«Творец миров, Тот, в Ком обитала вся полнота Божества телесно, явился как беспомощный ребенок в Вифлиемских яслях. Занимающий более высокое положение, чем любой из ангелов, равный с Отцом в достоинстве и славе и однако, облекший Себя в человеческую природу! Божественная и человеческая природа таинственно сочетались и человек и Бог стал одним существом. В этом союзе мы находим надежду для нашего павшего человеческого рода. Взирая на Христа в человеческой природе, мы смотрим на Бога и видим в Нем сияние Его славы, отображение образа Его личности» (Знамения времени 30 июля 1896 г).
И божественная и человеческая природа сохраняли совершенство; Он был безгрешен. Относительно истинности Его божественной природы в то время — не может быть никакого сомнения. Но это также верно и по отношению к Его человеческой природе. Он смело бросил вызов фарисеям тех дней, говоря: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Иоан. 8, 46). Апостол язычников провозгласил, что Он «не знал греха» (2Кор. 5, 21); что Он был «святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников» (Евр.7, 26). Петр мог засвидетельствовать, что «Он не сделал никакого греха» (1Петр. 2, 22); и возлюбленный Иоанн заверяет нас, что «в Нем нет греха» (1Иоан. 5:3). Но не только Его друзья подчеркивают безгрешность Его природы; Его враги также засвидетельствовали об этом. Пилат был вынужден признать, что он «исследовал и не нашел Человека сего виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его» (Лук. 23, 14). Жена Пилата предостерегала своего мужа, чтобы он «ничего не делал Праведнику Тому» (Мат. 27, 19). Даже злые духи были вынуждены признать, Его как Сына Божьего и таким образом признать Его божественность. Когда им повелели выйти из человека, которым они обладали, они резко возразили: «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий?» (Мат. 8, 29). В Евангелии от Марка сказано: «Знаю Тебя, Кто Ты, Святый Божий» (Мар. 1, 24). Елена Уайт писала: «Он воспринял природу, но не греховность человека» («Знамение времени» 29 мая 1901 года). «У нас не должно быть никакого сомнения относительно абсолютной безгрешности Христа во плоти человеческой» (К. АСД Т. 5. 1131).
Для чего же Христос принял человеческую природу? Это хорошо выражено в следующих словах: «Сложив с Себя царственные одежды и венец славы, Христос облек Свою божественность в человеческую природу, чтобы поднять людей из глубины падения и поставить их на прочном, безопасном основании. Христос не мог прийти на эту землю в славе, которую Он имел в небесных чертогах. Греховные человеческие существа не смогли бы выдержать Его вида. Он скрыл Свою божественность в наряд человеческой природы, но Он не сделал ее частью Своей божественной природы. Спаситель, как обладающий божественно-человеческой природой, пришел, чтобы стать во главе павшего человеческого рода и войти во все переживания людей от их детства до зрелости. Он пришел на эту землю и жил жизнью совершенного послушания, чтобы люди могли стать причастниками божеского естества». (Ревью 15 июня 1905 года). «Христос облек Себя в человеческое естество с тем, чтобы сблизиться с человеком. Для спасения человечества было необходимо тесное сотрудничество божественной и человеческой природы» (ЖВ. 296). «Приняв на
32
Себя человеческую природу, Христос пришел, чтобы сродниться с человечеством и в то же самое время открыть грешным человеческим существам нашего небесного Отца. Он во всем уподобился своим братьям: принял нашу человеческую плоть, алкал, жаждал и недомогал. Он подкреплялся пищей и освежал Свои силы посредством сна. Он разделил жребий человека, но при этом оставался безгрешным Сыном Божьим. Он был странником и скитальцем на земле, — в мире, но не от мира сего; пережил искушения и испытания подобно мужчинам и женщинам настоящего времени, однако, Он жил жизнью, свободной от греха» (СЦ. 8. 286).
Мы снова подчеркиваем, что в Своей человеческой природе Христос был совершенным и безгрешным.
Особого внимания заслуживает важное обстоятельство, что наш безгрешный и благословенный Господь добровольно принял на Себя бремя наших грехов и понес наказание за них. Все это совершилось при полном согласии и содействии Бога Отца. Бог «возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53. 6).
«Когда же душа Его», — читаем мы далее, — «принесет жертву умилостивления» (Ис. 53. 10).
И однако это был добровольный акт нашего Спасителя, ибо мы читаем: «И грехи их на Себе понесет» (ст. 11).
«Предал душу Свою на смерть» (ст. 12). «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо» (1Петр. 2, 24). «Как член человеческой семьи, Он был смертным, но будучи Богом, Он оставался источником жизни для мира. Как Бог Он мог бы воспротивиться смерти и отвергнуть все ее притязания, но Он добровольно отдал Свою жизнь, чтобы таким образом даровать жизнь и явить бессмертие. Какое величайшее смирение заключалось в этом! Оно чрезвычайно удивило ангелов! Язык не в состоянии описать его; никакое воображение не в состоянии вполне представить его. Вечное Слово согласилось стать плотью! Бог стал человеком! В этом — удивительное смирение». (ЕГУ. «Ревью» 5 июля 1887 года). Только безгрешный Сын Божий мог быть нашим Заместителем. Все это сделал Безгрешный Искупитель; Он взял на Себя грехи всего мира, но при этом в Нем не было ни малейшего проявления греховности. Священное Писание говорит, что Бог «сделал Его для нас жертвою за грех». (2Кор. 5, 21). «Сделал Его грехом вместо нас» — анг. пер. ст.). На протяжении столетий это выражение ап. Павла приводило в недоумение богословов. Но независимо, каким бы ни было его значение, оно не будет обозначать, что наш непорочный Господь стал грешником. Текст заявляет, что Он должен «стать грехом». Следовательно, это должно означать, что Он занял наше место, что Он умер вместо нас, что Он «к злодеям причтен был» (Ис. 53, 12), и что Он понес наше греховное бремя и наказание.
Все истинные христиане признают этот искупительный акт Иисуса на Голгофском кресте. Об этом факте имеется множество свидетельств в Священном Писании. В полном согласии с последними находятся и труды Елены Уайт: «Сын Божий испытал на Себе весь гнев Божий против греха. Все накопленные грехи мира были возложены на Носителя грехов, на Того, Кто
33
был невинным; на Того, Кто лишь Один мог быть умилостивлением за грехи, ибо Сам Он был послушным. Он был с Богом един. Никакого греховного порока не было в Нем». (Знамения времени 9 декабря 1897 г). «Будучи подобным нам, Он должен был понести на Себе бремя нашей вины и горя. Безгрешный должен был чувствовать позор греха. Любящий мир, должен был находиться среди споров и распрей; Праведный — среди лжи; непорочный — среди порока. Всякий грех, всякое разногласие, всякая порочная склонность, — одним словом все, что принес грех в наш мир, — мучило и угнетало Его дух. Искупление мира покоилось на Том, Кто оставил Свою Славу и воспринял немощи человечества» (ЖВ. III стр.). «Тяжесть грехов всего мира угнетала Его душу и Его лицо отражало невыразимую скорбь и такую глубину душевной боли, которую павшее человечество никогда не сможет понять. Он глубоко чувствовал, как преодолевающий поток грязи наводнил весь мир. Он осознал силу потворства аппетиту и греховных страстей, которые управляли миром» (Ревью 4 августа 1874 г). «При искуплении проявилась полная справедливость. Непорочный Сын Божий принял наказание вместо грешника. И грешник может быть свободным от грехов столько времени, пока он принимает и держится Христа, как Своего личного Спасителя. Хотя он и виновен, но считается невинным, ибо Христос исполнил каждое требование справедливости» (Наставник молодежи 25 апреля 1901 года). «Будучи без греха, Он нес на Себе наказание за грех. Невиновный, все же предал Себя как заместитель вместо нарушителя закона. Вина каждого греха увеличивала бремя, давящее на божественную душу Искупителя мира» (Знамение времени 5 декабря 1892 года). Все это Он понес вместо человека. Он принял все грехи на Свою безгрешную душу и вознес их на позорный крест. У этого вопроса есть еще и другая сторона, которую необходимо подчеркнуть, а именно, что Иисус понес на Себе не только «наши грехи», но и все то, что тесно связано с нашими грехами. «Но Он взял на Себя все наши немощи и понес наши болезни» (Ис.53. 4).
«Муж скорбей и изведавший болезни» (ст. 3).
Матфей ссылается на это место: «Он взял на Себя наши немощи и понес болезни» (Мат. 8, 17).
Перевод Уэймауса звучит так: «Он взял на Себя наши слабости и понес бремя наших болезней».
И в переводе Библии двадцатого столетия: «Он взял на Себя наши немощи и понес бремя наших болезней».
Как Он нес (греческое пхеро — перевод 70-ти) наши грехи (Ис. 53, 11), — так Он понес (греческое анапхеро) наши немощи (Мат. 8, 17 — Уэймаус).
Теперь постараемся понять, каков смысл этих слов, записанных в Ис. 53 глава и Матфея 8 глава.
Он взял на Себя наши немощи, наши скорби, наши болезни, наши слабости. В подлиннике эти слова имеют то же значение: скорби, болезни, немощи.
Разъясняя смысл вышеприведенных библейских стихов, Елена Уайт пишет: «Он был подвержен всем немощам и слабостям человеческим». «Да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: «Он взял на Себя наши
34
немощи и понес наши болезни». Он испытал все наши немощи и подобно нам был искушен во всем.
И все же Он «не познал греха». Он был Агнцем «без пятна и порока». У нас не должно быть никакого сомнения относительно совершенной безгрешности человеческой природы Христа». (Знамения времени 9 июня 1898 года).
«Никакое беззаконие не могло коснуться Его, потому что Он был чужд греха. Но Он молился, часто с сильным воплем и слезами. Он молился за Своих учеников и за Себя, показывая, что Ему близки наши нужды, немощи и ошибки. Христос был сильным в молитве. Обычные человеческие страсти не имели над Ним никакой власти. Обложенный подобно нам всеми немощами человеческой природы и подобно нам искушенный во всем, кроме греха, Иисус терпеливо переносил все страдания с помощью Своего небесного Отца» (СЦ. 2. 508).
«Он — брат в немощах наших, но не в пороках.
Его непорочное естество восставало против всякого зла.
В этом мире греха Он переживал тяжелую душевную борьбу. И, находясь во плоти человеческой, Он нуждался в молитве, которая стала для Него потребностью и преимуществом во всякое время.
От Своего небесного Отца Он ожидал помощи и утешения; Он, Который оставил блаженство неба и избрал Себе место пребывания в этом холодном и неблагодарном мире» (СЦ. 2, 202).
Однако едва ли можно объяснить из записей Исаии или Матфея, что Иисус был болен или лично на Себе испытал слабости, которые унаследовала наша павшая человеческая природа. Но Он понес все это. Скорее всего Он понес их на Себе как наш Посредник, так же, как Он понес на Себе грехи всего мира.
Эти слабости, немощи, недостатки — суть те, которые мы, с нашей греховной павшей природой должны нести.
Эти качества присущи нам от рождения, вследствие нашей падшей греховной природы.
Но Иисус — другое дело.
Он возложил на Себя не Свои немощи и болезни, а наши, и понес их на Себе, как наш Заместитель и как наш Посредник. Он нес их, находясь в Своей совершенной, безгрешной природе.
И снова мы подчеркиваем, что Христос нес все это как наш Заместитель, точно так же, как Он нес грехи всех нас.
Именно в этом смысле необходимо понять высказывания в трудах Елены Уайт, когда она иногда ссылается на греховную, испорченную человеческую природу. Мы читаем, что Иисус воспринял «нашу природу» (ЖВ. 25 стр.). Он «взял на Себя человеческую природу» (К. АСД. Т. 5. 1128 стр.). Он «воспринял природу человека» (ЖВ. 117 стр.); Он воспринял «нашу греховную природу» (Медицинское служение 181); Он воспринял «нашу павшую природу (Специальные наставления работникам журнала «Ревью энд Геральд» стр. 13, 26 мая 1896 года); Он воспринял «человеческую природу в ее павшем состоянии» («Знамения времени», 9 июня 1989 г.).
35
Все это весьма веские, убедительные заявления и никто не станет преднамеренно приписывать им смысл, противоположный тому, какой вложил в них аВтор. Обратим внимание на оттенки, которые содержатся в вышеприведенных выражениях: Он воспринял «природу, но не греховность человека». («Знамения времени», 29 мая 1901 года).
«Он — брат в немощах наших, но не в наших пороках». (СЦ. 2. 202).
«Отождествив Себя с нашими нуждами, немощами и чувствами, будучи могущественным просителем, Он не был подвержен страстям нашей павшей человеческой природы» (СЦ. 2. 508-509).
«У нас не должно быть никакого сомнения относительно совершенной безгрешности человеческой природы Христа» (К. АСД. Т. 5. 1131).
Сын Божий «стал подобным нам во всем, кроме греха». («Наставник молодежи», 20 октября 1886 г.).
«Он был непорочным» («Знамения времени», 9 декабря 1897 года).
Как отмечено в вышеизложенных заявлениях — автор указывает, что Иисус воспринял нашу человеческую природу, но Сам оставался безгрешным.
Все воспринятое Иисусом вместе с человеческой природой не было неотъемлемой частью Его безгрешного естества. Человеческая природа, которую воспринял Иисус, заключала в себе наши унаследованные слабости и недостатки даже после 4000 лет продолжающегося упадка и вырождения (ЖВ. 43 и 117 стр.), — но все это даже в малейшей степени не запятнало Его человеческую природу. «Он облек Свое безгрешное естество в нашу греховную природу» (Медицинское служение 181 стр.).
«У нас не должно быть никакого сомнения относительно совершенной безгрешности человеческой природы Христа». (К. АСД. Т. 5. 1131 стр.).
«Он добровольно принял человеческую природу. Это был Его личный поступок, Его личное согласие». («Ревью», 5 июля 1887 года).
Он добровольно подчинился «смиренному состоянию человеческой природы» (СЦ. 4, 458); «приняв образ раба» (Филип. 2, 7); Он «воспринял семя Авраамово» (Евр. 2, 16); «Он сделался за нас жертвою на грех» (2Кор. 5, 21); чтобы «во всем уподобиться братьям» (Евр. 2, 17).
Все, что Иисус взял на Себя, все то, что Он понес, будь то бремя и наказание за наши грехи или болезни и немощи нашей человеческой природы, — все это было взято и понесено заместительным образом вместо человека. Точно так же как заступническое несение грехов всего мира не запятнало Его совершенной, безгрешной души, так и ношение болезней и немощей нашей павшей природы — даже в самой малейшей степени не запятнало Его порочным влиянием греха.
Будем всегда помнить, что наш благословенный Господь был безгрешен. «У нас не должно быть никакого сомнения относительно совершенной безгрешности человеческой природы Христа» (К. АСД. Т. 5. 1131 стр.).
«Говоря о человеческой природе Христа, необходимо следить за точностью своих слов и выражений, чтобы не сказать чего-либо лишнего и не исказить ясного представления о соединении в Нем человеческой и божественной природы.
36
Его рождение было чудом Божьим. «Посему и рождаемое святое наречется Сыном Божьим». (Лук. 1. 35). Никогда, ни в каком смысле не оставляйте такого впечатления в сознании людей, что во Христе проявилась какая-либо склонность к пороку или греху. Подобно человеку, Он был искушен во всем и при всем этом назван «святым». То, что Христос, подобно всем нам был искушен во всем и однако, остался без греха, — является тайной, необъяснимой для смертных.
Также воплощение всегда было и навсегда останется тайной.
То, что открыто в Слове Божьем, — принадлежит нам и детям нашим. И да сохранит нас Господь рассуждать о Христе, как о простом, смертном человеке, потому что эти мысли не от Бога» (К. АСД. Т. 5. 1129 стр.).
Каким чудесным Спасителем является наш Господь Иисус!
III. МОГ ЛИ ХРИСТОС СОГРЕШИТЬ?
В христианской церкви по этому важному вопросу имеются различные мнения. Некоторые думают, что Иисус не мог согрешить, другие считают это возможным. В понимании этого вопроса мы присоединяемся к последнему мнению, которое, кстати, разделяли и все видные теологи христианской церкви прошлых столетий. Наша позиция в этом вопросе хорошо выражена Еленой Уайт:
«Многие утверждают, что Христос не мог быть побежденным в искушении. В таком случае Он и не мог бы одержать победу там, где Адам потерпел поражение. Если мы в любом случае имеем более трудную борьбу, чем имел Христос, — тогда Он не мог бы нас подкреплять. Но наш Спаситель принял человеческую природу со всеми ее предрасположениями. Он принял природу человека с возможностью поддаваться искушениям.
Нам не предстоит переносить то, чего Он не перенес. Ради блага человека Христос побеждал, претерпевая самые сильные искушения». (ЖВ. 117 стр.)
Из последующих высказываний становится очевидным, что уважаемые и почтенные богословы прошлых веков придерживались такой же точки зрения.
Отметим следующие высказывания: «Если бы от самого начала Он был наделен абсолютной непогрешимостью или невозможностью согрешить, — Он не мог бы быть истинным человеком, не мог бы быть нашим Примером для нашего подражания: Его святость, вместо того, чтобы быть Его личным приобретением или унаследованным достоинством могла бы быть лишь случайным или посторонним даром и Его искушения были бы нереальными. Как истинный человек Христос должен был быть свободной и ответственной нравственной личностью: свобода подразумевает силу выбора между добром и злом, между непослушанием и послушанием закону Божьему». (Филипп Шафф. «Личность Христа», стр. 35-36).
«Если не принимать во внимание тот факт, что искушение, которому был подвержен Иисус, было настолько сильным, что вызвало в Нем сознание упорной борьбы со грехом, то все те нравственные страдания, которые Ему пришлось пережить на нашей земле, будут выглядеть, как простая инсценировка. В настоящее время эта докетическая, упрощенная точка зрения
37
не находит принятия; богословы всех направлений согласны, что силы зла, против которых Сын Человеческий сражался добрым подвигом веры — были не призраками, но реальными и грозными врагами». (Александр Б. Брюс. «Смирение Христа». 268 стр.).
«Рассуждая в духе Священного Писания о нравственной человеческой природе Иисуса, мы не должны забывать и о свободе», — праве выбора между добром и злом; и по этой самой причине допускаем возможным, что Христос на какое-либо время мог уклониться от воли Божьей. До тех пор, пока не будет принят во внимание такой взгляд, история искушения, как бы она ни объяснялась, — не будет иметь никакого значения и выражение в послании к Евреям «Который, подобно нам, искушен во всем», будет лишено всякого смысла.
Поскольку Иисус был совершенным человеком, необходимо допустить, что эта восприимчивость и возможность к искушению — должны сосуществовать в Нем.
Если не допустить такого сосуществования, — то Он не может быть примером совершенной человеческой природы». (Карл Ульманн. «Доказательства о безгрешном характере Иисуса». II стр. 1841 г.).
«Под выражением «безгрешность Иисуса» мы должны понимать не Его непогрешимость, т. е. невозможность согрешить, а только тот факт, что Он не сделал никакого греха, и то, что неразрывно связано с этим фактом, — Его высокое нравственное совершенство и святость». (Там же, стр. 13).
IV. ЦЕЛЬ ВОПЛОЩЕНИЯ
Что касается цели воплощения, — на основании Священного Писания можно выделить шесть пунктов, которые в общем суммируют причину Его явления на нашу землю в образе человека:
1. Он пришел, чтобы явить Бога нашему миру. См. Иоан. 1, 14. 18; 3, 1-36; 17, 6. 26; 1Иоан. 1, 2; 4. 9;
2. Он пришел, чтобы явить Бога и человека. См. Иоан. 1:51 (сравни Быт. 28:12); Мат. 1, 23; 1Петр. 3, 18).
3. Он пришел для того, чтобы отождествить Себя с Человеком, о чем свидетельствует Его имя. Он 77 раз назван в Евангелиях «Сыном Человеческим». Смотри к примеру Лук. 19, 10.
4. Он пришел, чтобы взять на Себя грехи человечества. См. Ис. 55, 6. 11; Иоан. 1, 29; 1Петр. 2, 24; 1Иоан. 3, 5.
5. Он пришел, чтобы умереть вместо нас. См. Ис. 53, 5-10; Мат. 26, 28; Деян. 20, 28; Рим. 4, 25; 5, 6-10; 1Кор. 15, 3; Гал. 4, 1; 1Тим. 2, 6; Евр. 2, 9; 1Петр. 1, 18, 19; 2, 24; 3, 18.
6. Он пришел, чтобы уничтожить дьявола и его дела. См. Иоан, 12, 31; 16, 33; Евр. 2, 14; 1Иоан. 3, 8.
V. НЕОБЪЯСНИМАЯ ТАЙНА
При рассмотрении столь важного и необыкновенного вопроса, как воплощение Христа, необходимо всегда помнить, что он содержит много
38
аспектов, которые мы никогда не сможем постичь полностью. Если даже мы отчасти и постигнем эту истину, то человеческий язык не в состоянии выразить чудеса и красоту бесконечной и неподражаемой тайны воплощения Иисуса Христа. Елена Уайт писала: «Рассуждая о воплощении Христа и принятии человеческой природы, мы с изумлением останавливаемся перед непостижимой тайной, которую человеческий ум не в состоянии постичь.
Чем более мы размышляем об этой тайне, тем удивительней она представляется». («Знамения времени». 30 июля 1896 года).
Хотя это совершенно верно, однако, благодарение Богу, некоторые стороны этой истины открыты для нашего понимания. И все, что открыто об этом в Слове Божьем, должно стать предметом нашего изучения. Тот же богодухновенный автор пишет по этому поводу следующее:
«Если мы желаем избрать глубокую тему для нашего исследования, — сосредоточим наши мысли на одном из самых удивительных событий, когда-либо имевших место на небе или на земле, — именно на воплощении Сына Божьего». (Рукопись 76, 1903 года).