Posted by admin

3. Отступили ли Адвентисты седьмого дня от некоторых взглядов,
которые в свое время отстаивали представители раннего
поколения, высказывания которых все еще находятся в обращении? И
не искажают ли их высказывания до сих пор встречающиеся в
Адвентистской литературе учения современного адвентизма?

Адвентисты седьмого дня верят, что открывающийся свет библейской
истины — прогрессивен, который «все более и более светлеет до полного дня»
(Прит. 4, 18). И мы стараемся жить согласно все возрастающему свету истины.
Мы никогда не сможем прийти к официальному провозглашению
сформировавшегося символа веры и сказать: «Это истина; она простирается до
такого-то предела и не дальше». Елена Уайт, наша выдающаяся писательница, в
1892 году писала следующее: «Тому, кто находится в живой связи с Солнцем
Праведности, всегда будет открываться новый свет из Слова Божьего. Пусть
никто не придет к заключению, что более полный свет истины не будет открыт.
Прилежный, молящийся искатель истины обнаружит драгоценные лучи света
все более и более сияющими из Слова Божьего» (Советы работникам Субботней
школы. 34 стр.).
Основоположники церкви АСД свыше 100 лет назад вышли из различных
религиозных течений и групп. Тогда все были премиллениалистами (т. е.
верящими, что царство Божье будет раньше Второго пришествия); некоторые
были тринитариями; другие — арианами. Большинство были арминианами
(последователями Арминия, учение которого о предопределении, оправдании,
милости, свободной воле и терпении — было противоположно учению
Кальвина); немногие были кальвинистами. Некоторые настаивали, чтобы
крещение совершалось через погружение в воду; немногие соглашались с
окроплением водой. В этих вопросах не было единогласия. Как и другие
религиозные общества, мы тогда переживали переходный период, связанный с
нашим становлением. Церковь находилась в состоянии формирования,
постоянного движения вперед. По мере того, как эти люди уже стали
рожденными свыше верующими, основной упор был поставлен на изучение
отличительных пунктов учения новой церкви. Кроме того, они занимались
вопросом создания прочной, эффективной организации. В ранние дни
сравнительно мало внимания уделялось соответствующим достоинствам
арминианизма в противоположность кальвинистской позиции. Несходство этих
течений имеет исторические корни; оно восходит к Августину и Иоанну
Златоусту. Первые Адвентисты не задумывались над такими вопросами, как
«божественное предопределение», «абсолютное бытие Бога», «особое избрание» и
«ограниченное искупление». Они даже не пытались определить природу
Божества и конкретно решить вопросы, связанные с личностью Христа. К числу
последних принадлежит вопрос о божественности Христа и Его природе во
время воплощения; вопрос о личности и божественной сущности Святого Духа;
вопрос о природе, сфере и полноте искупления; о взаимоотношении закона и
благодати или учения о праведности чрез веру и т. д.
Но с течением времени прежние разногласия по некоторым пунктам
библейского учения сменились единством взглядов. В таких доктринальных
вопросах, как: природа Божества, божественная сущность и предвечное бытие
Христа, Личность Св. Духа,- большинство верующих восприняли ясные и
здравые понятия. Четкие понятия были также выработаны в вопросах о
праведности через веру, об истинном взаимоотношении закона и благодати и в
вопросе смерти Христа, как совершенного, жертвенного возмещения за грех.
Однако некоторые братья продолжали придерживаться своих прежних
взглядов, которые иногда просачивались в печать. В целом же, что касается
основных истин христианского вероучения, наша церковь вот уже на
протяжении многих десятилетий имеет полное единство. Сам факт, что наши
позиции теперь вполне прояснились, кажется для нас вполне
удовлетворительным. Мы сознаем, что наше учение — вполне ясное. И очевидно
нет никакой необходимости делать особенное заявление относительно разницы
с более ранними взглядами. В настоящее время во всей нашей направляющей
адвентистской литературе, равно как и во всех передачах по радио и
телевидению неизменно подчеркиваются исторические основы христианской
веры. Но обвинения и нападки на нас не прекратились. Некоторые продолжают
собирать и печатать выдержки из ранней устаревшей Адвентистской
литературы. Они приводят высказывания, нередко выхваченные из контекста,
которые создают у читателей совершенно искаженное представление о
вероучении нынешней церкви Адвентистов седьмого дня. Нужно принять во
внимание еще одно важное обстоятельство. Поскольку у Адвентистов седьмого
дня нет официального символа веры, наши проповедники часто высказывают
мысли, свободные от всяких точных формулировок и ограничений. И было бы
удивительно, если бы время от времени, какой-либо адвентистский писатель
случайно в своих высказываниях не вышел за рамки нашего вероучения. Такое
положение характерно для большинства религиозных обществ. Исходя из
вышеизложенного, желательно и необходимо для нас — заявить снова нашу
позицию относительно главных фундаментальных учений христианской веры и
отвергнуть всякое заявление или выражение, подразумевающее, что Христос,
вторая Личность Божества не был одно с Отцом от всей вечности и что Его
смерть на кресте не представляла из себя полного и совершенного жертвенного
искупления. Взгляд Адвентистов седьмого дня на эти великие истины — ясный и
выразительный. И мы желаем, чтобы нас не отождествляли и не поносили из-за
некоторых ограниченных, ошибочных понятий братьев, которых они
придерживались, особенно в первоначальные годы нашего формирования.
Посему, данное заявление в этом труде должно аннулировать поток
«цитирований», находившихся в обращении и направленных против нас.
Великие принципы веры, некогда переданные святым — мы с христианами
других исповеданий — понимаем одинаково. В этом у нас расхождений нет. Вся
наша надежда покоится в Распятом, Воскресшем, и совершающем ныне
служение и скоро грядущем Спасителе.